Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
2 августа 2015
Сейчас читают:

Акимат подарил труженице тыла квартиру-призрак, а потом решил выселить её оттуда

Акимат подарил труженице тыла квартиру-призрак, а потом решил выселить её оттуда
Валентина Рыбалова может остаться без крыши над головой
Фото Надежда Яковлева

Более семи лет прожила пенсионерка Валентина Рыбалова в квартире-"призраке": по факту жилплощадь есть, а по документам этот жилой угол в пятиэтажке в центре Зыряновска не существует. Тем не менее власти горняцкого городка прислали престарелой труженице тыла письмо с требованием выписаться из квартиры. Сиделка Рыбаловой утверждает, что прямо при хозяйке в дом приходили городские чиновники с намерением оценить, подойдут ли "апартаменты" для молодых специалистов. Самое интересное, что "хоромы" в 25 квадратов в середине двухтысячных старушке выделил акимат. Как выясняется – незаконно. А чтобы решить дело миром, 80-летней бабушке предлагают встать в очередь на получение жилья и подождать, передает корреспондент YK-news.kz.

Мой дом – не моя крепость

В 2008 году труженики тыла Валентина Митрофановна и Геннадий Пиманович Рыбаловы переселились в Зыряновск. У четы пенсионеров была квартира в многоэтажке в поселке Малеевске, но мерзнуть в неотапливаемом доме на восьмом десятке лет не было сил, а на новое жилье с пенсии в 35 тысяч тенге особенно не накопишь. Пришлось бросить родные квадратные метры. В надежде на помощь государства старики перебрались в райцентр и попросили власти Зыряновского района помочь с жильем.

Аким, руливший в ту пору районом, помог, чем смог. Еще с девяностых годов в горняцком городе существовала практика выделения нуждающимся бесхозного жилья. Вот чиновник и предложил семье тружеников тыла заселиться в заброшенную подсобку одной из малосемеек.

Заглядывать в зубы дареному коню не принято. Хоть и нежилое помещение – крохотная, не более восьми метров, комнатка, такой же чулан и санузел – зато свое!

– Мы сами на собственные средства установили всю сантехнику, – рассказывает Валентина Рыбалова. – Кухню устроили в коридоре старого пожарного выхода – намостили пол, вместо двери установили окно. Из чулана соорудили вторую комнату.

А вот юридическими вопросами местные власти себя не обременили. Из всех документов на недвижимость на руках у ветеранов лишь домовая книга с пропиской да временное разрешение на заселение. Старики, привыкшие доверять властям, даже не сомневались в том, что этого вполне достаточно. За коммунальные услуги платили исправно и верили, что останутся в своем жилище до конца дней.

– Аким сказал: живите тут, пока живы, – излагает диалог Валентина Митрофановна. – Не беспокойтесь, мол, никто вас не тронет.

Однако уже через пять лет, в 2013 году, из отдела жилищно-коммунального хозяйства города пришло письмо, в котором супругам предлагалось выписаться из квартиры. Дескать, труженики тыла занимают свою жилплощадь незаконно. Претензий было две: во-первых, временные разрешения, по которым Рыбаловы и десятки других семей получали в Зыряновске жилища, прокуратура признала незаконными. Но основной, по мнению власти, была другая проблема: она заключалась в том, что бабушка переехала на несколько месяцев к сыну – подлечиться.

Когда в 2009 году не стало главы семьи, Геннадия Пимановича, Валентина Митрофановна с горя слегла. Год от года вдове становилось все хуже, и сын на несколько месяцев забрал мать в свой дом – больной требовался постоянный уход.

Но каково же было удивление пенсионерки, когда по возвращении она обнаружила в квартире новую хозяйку Екатерину Молоносову. Молодая женщина оформила жилье на свое имя по временному разрешению. В акимате претензий к новой владелице не имели: ведь квартира считалась официально бесхозной, мол, бабушка там не жила несколько месяцев! Так у одной жилплощади появились сразу две хозяйки.

После долгих обсуждений Валентине Митрофановне и Екатерине удалось найти компромисс: старушке требовался постоянный уход, а матери с ребенком – крыша над головой. Они поселились вместе, и Молоносова стала сиделкой для Рыбаловой.

Женщины думали, станут налаживать жизнь...

Пока в квартиру не принялись наведываться чиновные комиссии. Мол, жилье "ничейное" и сюда могут быть заселены те, кому квадратные метры нужнее, чем немощной труженице тыла и молодой матери. Женщины показывали госмужам временное разрешение. На что представители комиссии заявили: ваше разрешение незаконно! И вот почему.

Было наше, стало... наше!

В девяностых годах из Зыряновска массово уезжали люди. Продать жилье было невозможно, его просто бросали. Чтобы передать жилище новому хозяину по закону, городские власти должны были перелопатить тонны документов. А ведь речь шла о сотнях квартир. Между тем жилой фонд требовалось сохранить. В результате в городе нашли соломоново решение. В пустующие помещения заселяли тех, кто нуждается в жилье, но с условием, что помещение будет освобождено по первому требованию владельца. Акимат выдавал вполне официальное временное разрешение сроком на год с возможностью дальнейшего продления срока своеобразной аренды. По информации местной прокуратуры, к 2009 году в городе было выдано 154 подобных документа.

К концу двухтысячных жилищный фонд в Зыряновске был более или менее сохранен. А вот заселившиеся в бесхозные постройки оказались в сложной ситуации. В 2009 году прокуратура признала временные разрешения на проживание в "ничейном жилье", выданные акиматом, незаконными. По мнению этого органа, в Законе "О жилищных отношениях" нет такого понятия. И полторы сотни семей – а среди них и Валентина Рыбалова с супругом – враз превратились в "захватчиков" жилья, которых могут выставить за дверь в любой момент.

– Именно тот факт, что пенсионерка не проживала в квартире определенный период (когда пожилая женщина уехала к родственникам – прим. ред.), стал причиной требования выписаться из квартиры, – поясняет старший помощник прокурора Зыряновска Сырым Нурмолдин.

Охота на "призрака"

Собственно, что именно в случае с квартирой Рыбаловой захвачено, вопрос открытый. Как нам сообщили в управлении юстиции Зыряновска, у квартиры № 70 по бульвару Бурнашова, 13/1, вообще нет владельца. Адрес есть и домовая книга имеется, в ней прописаны Валентина Рыбалова и ее покойный муж. Но этим и ограничиваются все документы на жилище. По свидетельству Центра по недвижимости Зыряновска, нумерация квартир в доме по бульвару Бурнашова, 13/1, заканчивается цифрой 69. Все наши попытки выяснить, кто мог присвоить квартире номер семьдесят, не увенчались успехом. Впрочем, это и неудивительно – Рыбаловым-то дали изначально не жилую, а служебную комнату, которую они сами переоборудовали под проживание. Примечательно другое: в письмах от ЖКХ черным по белому написано: "Квартира находится в государственном жилом фонде".

– Если помещение не зарегистрировано за частным лицом, значит, оно принадлежит государству, – не сомневается Сырым Нурмолдин. – И чтобы узаконить свой статус жильца, Валентине Митрофановне необходимо подать заявление о постановке ее в жилищную очередь.

– Восьмидесятилетней бабушке ждать своей очереди?

– Я говорю вам, как надо сделать по закону.

По словам заместителя руководителя отдела жилищно-коммунального хозяйства Зыряновска Светланы Шавриной, жилищная очередь по-зыряновски – это тысяча человек при отсутствии какого бы то ни было строительства. Единственная надежда для очередников – на то, что освободится какая-нибудь квартира из тех, что числится за акиматом.

На птичьих правах

В мае к Валентине Митрофановне в очередной раз пришла группа городских чиновников.

– Прошли по квартире, посмотрели, – рассказывает Екатерина Молоносова, сиделка Валентины Рыбаловой. – Женщина из комиссии сказала: "Ой, какие комнаты маленькие!" Потом я одного из тех, что приходили, встретила на улице случайно. Он мне и признался, что приходили смотреть будущую квартиру для молодых специалистов. Но, говорит, квартира не понравилась, живите спокойно.

Однако в отделе ЖКХ отрицают, что вообще имели намерения кому-то предоставлять эту жилплощадь.

– Нет, что вы! Какие молодые специалисты? – удивилась заместитель начальника городского отдела ЖКХ Светлана Шаврина. – Это же не квартира, это переделанное служебное помещение! Их туда нельзя заселять!

Коллега Светланы Александровны был не столь категоричен:

– Кажется, об этом был разговор, – припомнил сотрудник отдела ЖКХ Ролан Жаксылыков, который участвовал в той комиссии. – Но эта квартира – не мой вопрос!

Какой бы ни была цель посещения чиновниками бабушкиного жилища, на сегодняшний день и прокуратура, и сотрудники отдела ЖКХ в один голос заявляют: вопрос о выселении Валентины Митрофановны не стоит.

Правозащитник Алексей Божков убежден, что документы бабушка должна привести в порядок.

– Валентине Рыбаловой стоит подать заявление в суд с просьбой об установлении факта существования ее квартиры, то есть о признании данного помещения жилым. Поскольку она уже прожила по этому адресу положенных семь лет, содержала жилье и оплачивала коммунальные расходы, то может претендовать на нее по сроку приобретательской давности. Гарантий, что пенсионерке удастся доказать свою правоту, нет – все это на усмотрение суда. Но попробовать стоит.

К семидесятилетию Победы Валентине Митрофановне, как труженице тыла, принесли юбилейную медаль. Но после всех треволнений бабушка больше не верит, что сможет спокойно дожить век под собственной крышей.

– Если придут выселять, я скажу: берите за ноги, за руки и выбрасывайте меня, – говорит старушка. – Умру, но не сдамся и жилья своего не отдам.

Ольга Пинэко-Скворцова, Надежда Яковлева

Срочная справка

Новые вакансии

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней