Включите JavaScript в настройках браузера.
22 апреля 2023
Сейчас читают:

Что происходит со сферой трансплантологии в Казахстане?

Что происходит со сферой трансплантологии в Казахстане?

Развитие посмертного донорства в стране будто бы встало на паузу, а количество людей, ожидающих пересадки органов, растет из года в год. В Мажилисе страны предлагают решить проблему путем легализации продажи органов, а представители медицинского сообщества в ужасе открещиваются от такой инициативы и предупреждают о ее последствиях. Корреспондент YK-news.kz поговорил с трансплант-координатором Восточного Казахстана Асланом Нургалиевым о том, в каком состоянии находится сфера.

Время штиля

— В 2022 году из листа ожидания по причине смерти выбыли 320 казахстанцев, которые так и не дождались пересадки, — говорит региональный координатор республиканского центра трансплантологии по ВКО Аслан Нургалиев. — Сейчас по стране в листе ожидания на пересадку стоят почти 4 000 пациентов.

Наш собеседник, врач-уролог первой категории, заступил на должность координатора не так давно — в августе 2022 года. Сфера трансплантологии тогда переживала не лучшие свои времена. Но и сейчас, по словам специалиста, говорить о кардинальном улучшении ситуации не приходится.

— В 2022 году 226 человек получили органы. Из них 16 — от посмертных доноров, — говорит Аслан Асылбекович. — Получается, в Казахстане больше 90 процентов пересадок были от живых доноров, то есть родственные. Это когда мать, сестра, отец или кто-то из близкого круга отдают орган нуждающемуся родственнику. Но, если честно, мы не должны агитировать людей к пересадкам от живых доноров. Мы должны активно выявлять посмертных доноров.

Во-первых, живой донор может отдать только одну почку или часть печени. Больше он ничем помочь не может. А ведь есть люди, которые нуждаются в трансплантации легких, сердца или комплекса сердце-легкое.

Во-вторых, в Казахстане разрешено делать пересадки только от родственника к родственнику. Однако не всем пациентам подходят органы близких людей, порой донор и реципиент оказываются несовместимы даже несмотря на родственную связь.

Ну и в-третьих, изъятие органа или его части — это калечащая операция, которая может привести к снижению качества жизни донора, различным осложнениям и даже инвалидизации человека.

Все эти проблемы можно решить вполне понятным путем — увеличением числа пересадок от людей, у которых диагностирована необратимая гибель головного мозга. Однако разговоры о том, чтобы пожертвовать кому-то свои органы после смерти, в нашей стране все еще считаются крамольными.

Согласен, отказался, воздержался

Где и как ищут посмертных доноров? В регионе есть два донорских стационара — это Восточно-Казахстанский областной специализированный медицинский центр и Восточно-Казахстанская областная больница. Именно туда попадают пациенты с диагнозами, патологиями и травмами, которые могут привести к гибели мозга.

На базе каждого из медучреждений работают стационарные координаторы.

— Стационарные координаторы выявляют потенциальных доноров. Это, например, пациенты после инсульта или ДТП, — объясняет Аслан Нургалиев.

Далее координаторы подтверждают необратимую гибель мозга в соответствии с протоколами диагностирования и выносят диагноз на консилиум.

— Если диагноз подтвержден, они сообщают региональному координатору, то есть мне, о том, что есть потенциальный донор, который может перейти в активную фазу, — добавляет врач. — Я передаю данные донора в координационный центр в Астане. Там проверяют, оставлял ли он прижизненное согласие или отказ от донорства. Если согласие есть, то разрешение на забор органов у родственников спрашивать не будут. Донора переводят в активную фазу — берут анализы, проверяют на различные заболевания, подбирают с помощью специальной программы наиболее подходящих реципиентов и потом информируют их о том, что в ближайшее время их могут пригласить на трансплантацию.

Тут стоит отметить, в 2020 году у каждого гражданина РК появилась возможность зайти на портал eGov.kz и оформить свое согласие на посмертное донорство или же отказ от него. При этом свое решение можно отозвать и изменить.

До этого в стране действовал принцип презумпции согласия. То есть каждый, кто при жизни не высказался против того, чтобы пожертвовать свои органы после смерти, автоматически становился потенциальным донором. Но этот принцип действовал лишь на бумаге. На практике врачи не изымали органы погибших граждан без согласия их родственников.

— Проблема в том, что очень мало людей оставляют прижизненное волеизъявление. Народ у нас к этому еще не готов, — продолжает Аслан Асылбекович. — А если волеизъявления нет, мы вызываем родственников и разговариваем с ними. Объясняем, что у пациента произошла гибель головного мозга, что он уже не придет в себя, но может еще помочь другим людям.

С начала года в ВКО выявили два посмертных донора. В обоих случаях пациенты при жизни не зафиксировали согласие или отказ от донорства, поэтому координатор обратился к родственникам.

— Родные категорически отказались. Люди до последнего не верили в то, что их близкий человек умер, — вспоминает специалист. — И надо понимать, что у наших людей определенный менталитет. Многие не то что на забор органов, но и на вскрытие не всегда дают согласие. Люди прямо под подпись от этого отказываются.

Всё имеет цену?

В апреле 2023 года в Мажилисе предложили легализовать в Казахстане продажу органов для пересадки.

"Пересадка донорского органа — зачастую единственный шанс на жизнь для человека с прогрессирующим хроническим заболеванием. С первых дней работы Фонда "Қазақстан халқына" 261 заявка поступила на сайт по оказанию благотворительной помощи для пересадки органов за рубежом", — передали респуб­ликанские СМИ слова депутата Гульдары Нурумовой.

Она предположила, что такой подход позволит сократить лист ожидания и помочь тем, кто не имеет возможности пройти через родственное донорство. Однако представители медицинского сообщества оценивают это предложение скептически.

— Донорство у нас безвозмездное: и прижизненное, и посмертное. Никто за это материального поощрения не получает. Я против легализации продажи органов. Население Казахстана очень сильно закредитовано. У людей большие семьи, невысокие доходы и долги. Если принять этот закон, наши граждане массово пойдут продавать почки, — объясняет Аслан Нургалиев. — Представьте мать или отца, которые не могут прокормить детей, и тут им дают возможность разом решить все свои экономические проблемы. Разве они не пойдут на этот шаг ради детей? Так мы не решим проблему, а сделаем только хуже. Трудоспособное население активного возраста, которое нужно нашей стране, будет подвергать свое здоровье и жизнь опасности.

Он также предположил, что часть казахстанцев пойдет продавать органы не из соображений нужды, а ради быстрой наживы.

— Люди делают ставки в букмекерских конторах, играют на деньги. Даже берут под это кредиты. Это все желание заработать легкие деньги. И эти люди тоже пойдут продавать почки, — делится мнением врач.

В долгосрочной перспективе это приведет к тому, что доноры, получившие осложнения во время или после операции, сами окажутся в листе ожидания и будут зависимы от помощи государства.

— После изъятия почки у человека остается один орган, который работает "за двоих", нагрузка на него возрастает. Мы же не можем дать гарантию, что с этой единственной почкой ничего не случится через год или через пять лет, — замечает специалист.

Негативно оценил идею легализации продажи органов в Казахстане и главный трансплантолог страны Болатбек Баймаханов. В своем интервью для издания Orda.kz он заметил, что у такого нововведения могут быть ужасные последствия.

— Появятся какие-то преступные группировки. Представьте себе, что это узаконили. К этому же депутату могут прийти домой, приложить дуло и при детях, при семье сказать: "Подписывай согласие на продажу собственной почки". И куда она денется? Это может повлечь за собой волну криминальной трансплантации. Люди начнут этим решать свои материальные проблемы. Сейчас очень много людей в стране, кто живет за гранью бедности, — высказался специалист.

Выполнимые условия

Если узаконивать продажу органов нельзя, то что же тогда можно и нужно делать? Аслан Нургалиев считает, что необходимо работать с людьми и их менталитетом. Очень важно донести до граждан Казахстана тот факт, что только увеличение числа посмертных пересадок органов сможет глобально повлиять на ситуацию.

Больше всего пациентов из листа ожидания в Казахстане нуждаются в пересадке почки. Трансплантации этого органа в стране ждут 3 453 человека, а в Восточном Казахстане — 260 человек. Пациенты, у которых почки уже отказали, находятся на процедуре гемодиализа. Это поддерживающая процедура, суть которой заключается в принудительном аппаратном очищении крови.

— За год на одного пациента на гемодиализе государство тратит в среднем 6,5 миллиона тенге, — рассказывает врач-уролог. — А если мы пересадим человеку почку, то на его дальнейшую поддержку в течение первых двух лет необходимо где-то пять миллионов тенге. Потом с каждым годом сумма уменьшается.

То есть для государства и налогоплательщиков этот путь — самый логичный и оправданный. И это уже не говоря о том, что пациенты, привязанные к аппарату очищения крови, сталкиваются с побочными эффектами процедуры, приобретают новые заболевания и истощают ресурсы организма.

— Еще надо обучать специалистов. Они должны уметь выявлять посмертных доноров и общаться с их родственниками. У нас нет своих учебных заведений. Но мы не можем ждать, когда в стране взрастят кадры и свой преподавательский состав. Действующих координаторов надо отправлять учиться за рубеж, — отмечает Аслан Нургалиев.

Это требует финансирования, как и закуп оборудования.

— У нас сломался электроэнцефалограф. В областной больнице он пока работает. Этот аппарат необходим для того, чтобы оценивать активность мозга. Без него мы не можем выявлять потенциальных доноров. Мы подали заявку на покупку аппарата, но пока ее оформят и выделят деньги… — сетует врач. — Кроме того, нужно подготовить специалистов, которые будут работать на электроэнцефалографе. Есть несколько неврологов, которые готовы и хотят пройти обучение. И это тоже нужно финансировать.

Аслан Нургалиев добавляет: в рамках "Дорожной карты по развитию органного донорства и трансплантологии в Республике Казахстан на 2022 – 2023 годы" обучение координаторов Восточного Казахстана должно состояться в конце весны – начале лета. Это, безусловно, хорошие новости.

А еще повлиять на ситуацию и сделать ценный вклад в развитие сферы могут обычные, далекие от медицины или центров принятия государственных решений граждане. Для этого достаточно осмыслить свое отношение к посмертному донорству и сформировать независимое мнение. А затем оформить его в прижизненное волеизъявление, содержащее согласие или отказ.

***

За последние 10 лет в ВКО провели всего три органных забора от посмертных доноров.

По состоянию на 10 марта пересадки органов в ВКО ждали 283 человека, в том числе 5 детей.

Средний возраст пациентов из листа ожидания колеблется в пределах от 35 до 40 лет.

Елизавета Седых

Новые вакансии

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней