Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
11 февраля 2024
Сейчас читают:

Как волонтёры-поисковики ищут пропавших людей в ВКО

Как волонтёры-поисковики ищут пропавших людей в ВКО
Олеся Клинкова — координатор волонтёрского движения "Lider.kz" по ВКО

По данным республиканских информагентств, в Казахстане ежегодно пропадает без вести около миллиона человек. Среди них нередко бывают и дети. Часто к поиску подключаются добровольцы, в нашей стране самая многочисленная волонтерская организация "Lider.kz". У нее есть свои поисковые отряды во всех городах и районах Казахстана. Как в ВКО добровольцы помогают искать пропавших людей в нашем материале.

Олеся Клинкова — координатор волонтерского движения "Lider.kz" в Восточном Казахстане. Уже семь лет она руководит работами по поиску людей. А всё началось с того, что в мае 2017 года она сама впервые стала добровольцем.

— Я тогда жила на станции Уштобе, и там пропала трехлетняя девочка. Я захотела как-то помочь, — вспоминает Олеся. — У нас собралась небольшая группа людей, и мы принялись искать ребенка. Нашли тогда только детскую обувь возле речки — малышка утонула.

Спустя пять дней чеэсники вытащили из воды тело девочки. А Олеся твердо решила стать волонтером-поисковиком на постоянной основе.

Волонтерские группы постепенно начали появляться во всех городах и населенных пунктах страны. Олеся переехала в Усть-Каменогорск и уже здесь продолжала помогать в поисках пропавших людей. Вскоре она стала руководить работами волонтерских команд в ВКО.

— Координатор собирает информацию, делает ориентировки, а волонтеры расклеивают их, — рассказывает моя собеседница. — Также координатор собирает волонтеров, разбивает их на группы и распределяет на местности, где будут вестись поиски, следит за работой и безопасностью своей команды.

Кого ищут и НЕ ищут волонтёры?

Любые поиски начинаются только после официального обращения родственников в полицию.

— Процедура подачи заявления сейчас упрощена. Не обязательно ехать в участок, можно просто позвонить по номеру 102, к вам приедет дежурный следователь или участковый, заведет дело, и вы, находясь дома, сможете написать заявление о пропаже близкого человека, — объясняет координатор. — Если речь идет о ребенке — эта информация сразу же передается нам. Я всегда стараюсь лично поговорить с родными. По опыту знаю: есть вещи, которые родственники побоятся/постесняются рассказать полиции, но поделятся важными обстоятельствами с волонтерами.

Есть определенные категории и тревожные факторы, при которых человека нужно искать срочно. Это люди с деменцией, дезориентацией, потерей памяти, это пожилые люди и дети.

Кого волонтеры "Lider.kz" не ищут? Людей, находящихся в уголовном розыске. То есть если человек совершил противоправные действия и сбежал, "потерялся" — по таким гражданам полицейские даже не скидывают информацию добровольцам. Олеся Клинкова отмечает, что со всеми следователями у них сложились хорошие отношения и эффективное взаимодействие.

Это редкие кадры волонтеров перед началом поисковых работ

Просто за спасибо

У волонтеров-поисковиков регулярно спрашивают: получают ли они какое-то вознаграждение за свою работу? И ответ всегда отрицательный. Добровольцы помогают в поисках пропавших людей безвозмездно.

— Мы не просто делаем это бесплатно, мы еще и часто тратим свои деньги. На бумагу для ориентировок, бензин, экипировку, сами покупаем себе толстовки, жилетки, кепки, фонарики, — перечисляет наша собеседница. — Года четыре назад нашлись спонсоры, которые подарили нам принтер. На нем я печатаю ориентировки пропавших людей.

В Восточном Казахстане насчитывается 120 - 130 волонтеров-поисковиков. В Усть-Каменогорске — 42 добровольца организации "Lider.kz". Это люди самого разного возраста — от 20 до 45 лет. Есть даже 12-летняя девочка. Она полтора года назад пришла в ряды волонтеров вместе с мамой — помогали в поисках пропавшего мальчика, и после этого они решили остаться в группе добровольцев.

— Как люди становятся волонтерами-поисковиками? Обычно — по зову сердца, — считает Олеся. — Увидели информацию, что набираются люди на определенную дату для поиска человека, — и решили помочь. Люди откликаются, звонят мне, спрашивают детали и приезжают на поиски. Кто-то помогает однократно, а кто-то остается с нами надолго.

Проверяем все версии

— Как происходят поиски? Давайте расскажу на примере восьмилетнего мальчика Тамерлана, — приводит конкретную ситуацию координатор. — Ребенок был аутистом, ушел из дома среди ночи. Мы поговорили с родными, нам было важно понять причины, почему мальчик пропал. Проработали разные версии: куда он мог пойти? Где может прятаться? Дети-аутисты очень пугливы. Дело происходило в садоводческом обществе, вокруг — много дач, в том числе заброшенных, много чердаков и погребов. То есть масса вариантов, где Тамерлан мог находиться. И все эти места необходимо было проверить. Когда подъехала команда добровольцев — я провела инструктаж. Он обязателен, так как многие люди участвовали в поисках впервые. Рядом с той местностью были река, озерцо. Я рассказала о правилах личной безопасности, куда можно ходить, куда — нет (например, к водоемам можно аккуратно спуститься, держась за длинную палку, но в саму воду лезть нельзя!).

Затем Олеся поделила волонтеров на группы по три человека. Они отправились по разным маршрутам — нужно было прочесывать улицы всего садоводческого общества. Через каждые 15 минут люди звонили Олесе и отчитывались, что с ними всё в порядке, прошли такую-то улицу, проверили такие-то дома и погреба.

Это были сложные поиски. Волонтеры непрерывно искали ребенка два дня и одну ночь. Сначала удалось найти толстовку Тамерлана, а потом и самого мальчика. Он провалился в открытый люк и не мог сам выбраться. Из темного люка смотрели только испуганные глаза ребенка... Страшно представить, что могло произойти, если б в тот вечер, спустя полтора суток поисков, волонтеры и полицейские не нашли мальчика.

И в городе, и по полям, по горам

Случается, что искать людей приходится в сложных условиях на открытой местности.

В прошлом году на окраине Усть-Каменогорска пропал мужчина. В полицию обратилась его жена: супруги поругались, муж развернулся, ушел — и пропал. Волонтеры искали его в полях и горной местности, прочесали всю территорию от ТМК до Каменного Карьера. Сотовая связь там не брала, поэтому группы волонтеров вставали на таком расстоянии, чтобы можно было видеть и позвать соседнюю группу в случае необходимости. Добровольцы прошли по горам и полям 23 километра. Проверили всё, что можно было. Но найти мужчину так и не удалось. Возможно, он совершил суицид и бросился в воду.

Олеся Клинкова помнит случай, когда лично нашла потерявшегося ребенка:

— Три года назад мы искали девочку-подростка. Она жила в Усть-Каменогорске с дедушкой и бабушкой, а мама была на заработках в Алматы. Мама должна была приехать, но из-за работы пришлось на несколько дней отложить поездку. Девочка обиделась, убежала из дома, выключила свой мобильник. Бабушка написала заявление в полицию, мы начали поиски. В той ситуации была непростая семейная обстановка, сложный возраст, обида. Было ясно, что ребенок где-то в городе и скорее всего — на улице. Наши волонтеры прочесывали парки, скверы, набережные. В какой-то момент девочка включила свой телефон, я смогла до нее дозвониться и поговорить. А потом увидела ее, сидящую на лавочке. Уже был вечер, осень, прохладно, а она сидела в одной футболке. Я как-то интуитивно, со спины, сразу поняла, что это та, которую мы ищем. Потихоньку подошла ближе, сравнила с фотографией в ориентировке: точна она! Девчушка заметила меня, и хотела убежать. Но я не позволила этого сделать. Взяла за руку, начала тихо и спокойно с ней разговаривать. Пообещала, что позвоню ее маме. Я не раз проходила психологические тренинги и знакома с подростковой психологией. В общем, нам удалось найти с ней общий язык.

Волонтеры-поисковики — это люди самых разных возрастов и профессий

Отключайте эмоции!

— Я всегда предупреждаю волонтеров-новичков: не нужно думать сердцем, нужно учиться отключать чувства и думать головой, — объясняет опытный поисковик. — Тогда начинаешь мыслить в правильном направлении: куда человек мог пойти? А если бы я была на его/ее месте, куда бы я направилась? Если это ребенок, куда он мог убежать? У волонтеров со стажем эмоции отключаются автоматически: мы слишком много видели за прошедшие годы. И живых находили, и мертвых... Психологически это бывает тяжело, но потом отходишь. И в любой критической ситуации начинаешь мыслить рационально: где искать, что делать?

Однажды в команду к Олесе Клинковой пришли муж и жена. У них пропал отец, они были в панике и думали о худшем. Супруги вместе с волонтерами включились в поиск, проработали несколько версий с холодной головой и — нашли! После этого решили помогать другим искать пропавших близких. Сейчас супруги — уже опытные волонтеры с шестилетним стажем.

***

— Когда-то я хотела стать следователем. Папа не пустил, — с улыбкой вспоминает Олеся. — Я стала волонтером-поисковиком. Знаете, что в прошлом году муж и свекр подарили мне на 8 Марта? Две рации! И я была счастлива. Нас, волонтеров, с каждым годом становится больше. Очень благодарна своей команде — за то, что они есть. Один в поле не воин... Благодарна ВСЕМ, кто откликается и хоть раз приходил на поиски. Кажется, мы делаем хорошее дело. Кто поможет, если не мы?

Ирина Краскова
Фото из архива Олеси Клинковой

Срочная справка

Новые вакансии

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней