RSS

Обратная связь

26 января 2019, 10:34

Усть-Каменогорск удобен лишь для тех, у кого есть глаза и ноги

У двери надземного пешеходного перехода не развернуться

В нашем городе не создана безбарьерная среда для инвалидов. Пандусы, которые пристраивают к присутственным местам, не делают их доступнее для тех, кто передвигается на колясках. Строительные нормативы, призванные обеспечить свободный доступ людям с ограниченными возможностями, нарушаются сплошь и рядом. Какими должны быть квартиры, улицы и общественные здания, приспособленные под нужды инвалидов, изучал корреспондент YK-news.kz.

Выключенные из жизни

О проблемах инвалидов Анна Мазаева знает не понаслышке. В 16 лет после автомобильной аварии девушка оказалась в инвалидной коляске из-за повреждения спинного мозга. Ей хватило силы духа, чтобы выйти из четырёх стен, начать заниматься спортом и даже прыгать с парашютом. Сегодня Анна Мазаева — мастер спорта по настольному теннису и член экспертной группы, занимающейся проблемами инвалидов.

Эта девушка смогла преодолеть свою боль, неуверенность и депрессию. Но многие её товарищи по несчастью, возможно, не менее талантливые, столкнувшись с многочисленными трудностями неприспособленной среды обитания, остаются запертыми в своих комнатах. Анна Мазаева не смирилась с таким положением дел.

Я узнала, что в Астане проводится семинар по безбарьерной среде, — рассказывает она. — Поехала туда сама, на свои деньги. По возвращении сделала доклад. Потом меня пригласили выступить на коллегии в управление координации занятости и социальных программ Восточно-Казахстанской области. И предложили войти в Общественный совет.

Анна Мазаева считает, что привычная городская среда не очень дружелюбна к людям с ограниченными возможностями. А попытки приспособить её для них часто оказываются бессмысленной тратой денег.

Перестроить жильё — за свои!

С неудобствами наших малогабаритных квартир мы успешно справляемся, покуда здоровы и на ногах. Но стоит стрястись беде, как все проблемы встают перед инвалидом в полный рост. На нужный этаж не получается подняться без посторонней помощи, даже если в доме имеется лифт. По словам Анны Мазаевой, такую возможность исключают пороги и лестницы входных групп. Пандусы у подъездов жилых домов отсутствуют в принципе. И приспосабливать жильё под свои нужды маломобильный человек должен сам. Помощь ему не оказывают ни деньгами, ни работами, ни поисками подходящих вариантов проживания.

У меня квартира на первом этаже, — рассказывает Анна. — Но угол подъема всё равно крутой, здесь не поможет укладка швеллеров на лестнице. Только электрический подъёмник ставить — цена в районе миллиона тенге. Либо делать выход из лоджии. Как должен попадать к себе инвалид, живущий, скажем, на пятом этаже, никого не волнует. Я меняла свою квартиру, чтобы был первый этаж и можно было её перепланировать, увеличить ванную и кухню за счёт коридора. В обычных квартирах двери ванной такой ширины, что туда не попасть на коляске. Я обращалась в отдел ЖКХ и в другие ведомства, чтобы мне помогли подобрать подходящую квартиру. Мне ответили: "Это ваши проблемы!" Это было года четыре назад. Не знаю, изменилось ли что-нибудь в настоящее время.

Стоит ли говорить, что обмен, оформление и перепланировка квартиры — не самая простая задача даже для здорового человека? И не каждый на это пойдёт. А инвалид вынужденно оказывается в ситуации, когда без этого не обойтись.

Улица полна препятствий

Если квартиру можно сделать удобной для инвалида за счёт собственных усилий и средств, то за её пределами инфраструктура для людей с ограниченными возможностями – скорее приятная неожиданность, чем правило.

Выхожу из дома и сразу натыкаюсь на бордюры, — констатирует Анна Мазаева. — У меня есть электрическая коляска, на которой я могла бы ездить одна хотя бы летом, но из-за них это невозможно. Съезды с тротуара устроены далеко не везде. Иногда просто бордюр боком уложат — и считают, что дело сделано. А для нас любая ступенька — препятствие.

Не меньше проблем для маломобильных граждан в нашем городе и с общественным транспортом.

Для инвалидов автобусы должны быть низкопольные, с откидным пандусом, чтобы инвалидная коляска свободно с остановки заезжала, — поясняет Анна. — На остановках бордюры, подножка у автобусов высокая. Да и водители не всегда подъезжают к тротуару вплотную. Тут и здоровым гражданам нелегко, а нам и вовсе невозможно. Особенно когда сугробы и гололёд. Остаётся единственный выход — инватакси. Но его надо заказывать хотя бы за сутки.

За барьером

Новые трудности начинаются для инвалида при попытке зайти в любое учреждение. И дело не только в пандусах, которые, согласно строительным нормам и правилам, должны иметь ровную поверхность и угол наклона — не более восьми градусов. Препятствием становятся входные группы, если дверь открывается не в ту сторону, а перед ней и за ней нет места для разворота коляски.

Сложно не только людям с нарушениями опорно-двигательного аппарата.

Для людей с нарушением зрения на стеклянных дверях налепили жёлтые круги, — перечисляет Анна. — Жёлтый — это последний цвет спектра, который они видят. Войдут они в здание — а там никакой тактильной дорожки. Ладно, дорожка — дорогое удовольствие. Но тогда должен быть обученный персонал, который может проводить человека куда нужно. Но и это не всегда у нас делается.

В некоторые присутственные места, где действует пропускная система, инвалидам-колясочникам не попасть в принципе. Анна Мазаева рассказывает о том, как её приглашали в областной акимат:

Там сделаны турникеты, через которые коляска не проходит. И не предусмотрено никакого иного прохода для инвалидов. Меня туда заносили на руках.

Но если в акимате бывают далеко не все маломобильные граждане, то уж в поликлинику они волей-неволей должны наведаться. А там свои проблемы.

Стойки в аптеках или регистратуре сделаны под здорового человека, — констатирует Анна. — Они высокие. Подъедешь на коляске — тебя не видят, на тебя не реагируют.

Согласно строительным нормам и правилам, высота стойки для обслуживания инвалидов не должна превышать 80 сантиметров от пола. Мы измерили эту высоту в одной из городских поликлиник. Стойка регистратуры оказалась высотой 96 сантиметров. А окошко в аптечном киоске, который, судя по маркировке, как раз и должен обслуживать инвалидов, — и вовсе в 106 сантиметрах от пола.

Новостройки тоже не для нас!

В последнее время проблемам людей с ограниченными возможностями стали уделять гораздо больше внимания, чем прежде. Все общественные места начали приспосабливать под их нужды. Казалось бы, положение должно измениться. Но не тут-то было!

Ладно — старые здания, в которых по проекту ничего не делалось для инвалидов, — возмущается Анна Мазаева. — Но в новых-то можно было предусмотреть для нас возможности! Например — амфитеатр у моста. Там нет съездов ни для кого. В легкоатлетическом центре имени Ольги Рыпаковой не попадёшь ни внутрь, ни на арену.

В надземном переходе сделано всё, как нельзя. Двери открываются не в ту сторону. По внутренним лестницам подняться вообще нереально, там невозможный угол. На пандусах снаружи нет перил, на внутренних — только с одной стороны. На ступеньках уложены швеллеры, а между ними промежуток. Но существуют коляски разного размера, не все туда попадают. В итоге — вроде сделано, а пользоваться этим нельзя. Зачем тогда вообще деньги тратить?


Пандус на входе в надземный пешеходный переход

В результате у инвалидов остаётся только один выход — ехать на лифте. Но работника, обслуживающего подъёмник, можно вызвать только снизу. На верхнем уровне надземки кнопок вызова попросту нет. Как хочешь, так и спускайся. Анна Мазаева, к примеру, после шоу с участием Алексея Ягудина вынуждена была добираться до пешеходного перехода возле магазина "Фло". Воспользоваться надземкой в тот вечер ей так и не удалось.

Проблемами нового перехода вплотную занялось управление координации занятости и социальных программ ВКО. 22 января состоялось выездное совещание с заказчиком объекта — городским отделом ЖКХ, проектировщиками и представителями общественного объединения инвалидов.

В ходе этой встречи отдел ЖКХ от комментариев категорически отказался. По версии же проектировщика, изначально в надземке были предусмотрены лифты с кнопками вызова и видеокамерами, управляемые со специального пульта. Но на каком-то этапе строительства появился совершенно иной вариант подъёмников. Также в проекте заложены и контрастные направляющие и тактильные дорожки для слабовидящих, но сегодня они скрыты слоем ковролана. Правда, авторы проекта сразу признали, что эти дорожки из ПВХ будут недолговечными из-за большого потока людей.

Мы направили ходатайство в акимат Усть-Каменогорска с рекомендациями, как устранить выявленные здесь нарушения, — рассказывает руководитель отдела по работе с лицами с ограниченными возможностями управления координации занятости и социальных программ ВКО Дина Байбудинова. — Во время выездного совещания представители отдела ЖКХ выслушали наши устные замечания. Мы передали им выдержки из СНиПов, где содержатся самые базовые требования, которые должны быть соблюдены на объектах социальной и транспортной инфраструктуры.

По словам Дины Байбудиновой, в городе сейчас есть лишь один объект, идеально приспособленный под потребности инвалидов, — это библиотека имени Пушкина. Там и пандусы правильно сделаны, и лифт устроен, и санузел оборудован. Это мнение подтверждает и Анна Мазаева. Также созданы условия для лиц с ограниченными возможностями в аэропорту Усть-Каменогорска. А вот железнодорожные вокзалы так и остаются для них зоной абсолютной недоступности. Собственник зданий — АО "Казахстан темир жолы" пока не решает проблему их адаптации.


Турникет в библиотеке имени А.С. Пушкина — не препятствие для инвалида

В городе совершаются попытки хотя бы частично приспособить здания, сделав их доступными для инвалидов. Деньги вкладываются, работы ведутся, но результаты не всегда удовлетворительные.

Адаптацией занимаются сами собственники зданий, — констатирует Дина Байбудинова. — Они приспосабливают уже существующие сооружения. И строительные нормы не всегда знают.

По санитарным нормам и правилам, регламентирующим правила свободного доступа:

  • не допускаются одиночные ступени;
  • угол наклона пандуса не должен превышать восьми градусов;
  • пандус должен иметь перила с двух сторон на высоте 90 сантиметров для взрослых и 50 сантиметров для детей;
  • горизонтальные площадки разворота должны иметь размеры 1,2 на 1,5 метра;
  • входные двери должны открываться наружу и иметь ширину не менее 90 сантиметров;
  • высота рабочих стоек в учреждениях — не более 80 сантиметров;
  • поручни в уборной должны располагаться с обеих сторон унитаза.

Ирина Плотникова
Фото Виктора Абакумова

Просмотров: