Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
23 февраля 2020

Почему поправки в законодательство о домашнем насилии не так плохи, как о них говорят

Почему поправки в законодательство о домашнем насилии не так плохи, как о них говорят

Вокруг изменений в статьях Кодекса "Об административных правонарушениях" разгорелся настоящий скандал: штраф за причинение легкого вреда здоровью для домашних тиранов отменили, заменив его предупреждением. Некоторые казахстанцы расценили эту норму как поощрение побоев. Но действительно ли наказание за побои смягчили, разбирался корреспондент YK-news.kz.

Когда Алена (здесь и далее имена героев изменены — прим. ред.) встретила своего второго мужа, она уже успела состояться и как мать, и как бизнес-леди. Влюбленные съехались и стали жить в гражданском браке. Знакомые завидовали Алене, ведь ее избранник казался таким заботливым и надежным, к тому же он прекрасно ладил с ее сыном от первого брака. А через некоторое время семья обзавелась новой квартирой.

Но как выяснилось позже, наша героиня стала вовсе не счастливой женой, а жертвой домашнего тирана. Только об этом никто не знал. Гражданский муж жестоко издевался над Аленой. При этом делал все очень осторожно, дабы не испортить образ примерного семьянина. Перед очередным избиением супруг отправлял пасынка к бабушке и дедушке, закрывал дверь на замок и только потом давал волю своей агрессии. Повод для избиения мог быть любым. Например, сожитель поднимал на Алену руку за то, что она недостаточно хорошо протерла стол или неаккуратно свернула полотенце.

Происходящее в жизни Алены подтолкнуло ее к отчаянному решению. Смысла обращаться в полицию она не видела и на закон не уповала. Поэтому женщина села за руль собственной машины, вдавила педаль газа в пол и на большой скорости вылетела с трассы. Но жизнь ее не оборвалась. Алена сломала позвоночник и оказалась на полгода прикована к постели. И все это время за ней заботливо ухаживал... тот самый домашний тиран, который спровоцировал попытку суицида. А как только Алена встала на ноги, гражданский муж опять ее избил. И с чудовищными травмами пострадавшую доставили в ту самую травматологию, из которой с переломом позвоночника выписали полгода назад.

Врачи сразу поняли, что женщина стала жертвой бытового насилия, и привлекли на помощь специалистов кризисного отделения центра "Ульба". Только тогда замкнутый круг страха и боли прервался. Алене помогли уйти от гражданского супруга и добиться размена общей квартиры, оказали психологическую помощь. Но счастливый конец имеют не все подобные истории.

Бить не разрешали

27 декабря 2019 года в Казахстане были приняты поправки в Кодекс "Об административных правонарушениях". Неправильное толкование новых норм, касающихся бытового насилия, повлекло за собой волнение среди казахстанцев. Больше всего пересудов возникло из-за замены штрафа, который ранее вменяли агрессору при первичном обращении его жертвы, на предупреждение. Ситуацию усугубило то, что многие СМИ окрестили данную норму как "официальное разрешение на избиение жены". Для общества это стало настоящим ударом.

По сведениям департамента полиции ВКО, только за 2019 год в области зарегистрировано 884 обращения от женщин, подвергшихся домашнему насилию со стороны родственников. Еще три конфликта на семейно-бытовой почве закончились убийством женщин. И это только официальная статистика.

О том, что теперь ждет жертв домашнего насилия, рассказала психолог кризисного центра "Ульба" Светлана Плохова.

— Если прочитать закон по буквам, то внесены серьезные поправки. Просто в некоторых СМИ произошла неправильная интерпретация, раздули шумиху. Вместо штрафа, которого очень боялись женщины, сейчас выносится предупреждение. А если обращение поступает повторно, то агрессор автоматически получает наказание до 20 суток. И этой альтернативы правозащитники добивались уже давно, — объясняет Светлана Александровна. — Раньше женщины действительно мирились с мужем только из-за того, что хотели сохранить семейный бюджет, который в таких семьях зачастую небольшой. И изыскивать средства на уплату штрафа в большинстве случаев приходится именно женщине. Мужчина, конечно, как наказание подобную меру не ощущает.

В ходе разговора Светлана Плохова акцентировала внимание на том, что новый закон вовсе не является подспорьем, как полагают некоторые, для осуществления насильственных действий. Собеседница считает, что желание раздуть скандал вокруг нововведений может привести не только к бурным обсуждениям, но и к вполне реальным проблемам.

— В терапию к нам приходит постоянная клиентка, которая живет с супругом-агрессором. После того как новость об изменениях в законодательстве подали в очень невыгодном свете, она обратилась ко мне в панике. Муж, прочитав все эти публикации, сказал, что теперь он ее (клиентку — прим. ред.) может безнаказанно бить, — делится историей Светлана Александровна. — Но я успокоила ее и объяснила все моменты, которые в скандальных новостях обходили стороной: например, что предупреждение является не единственным вариантом наказания при первичном обращении жертвы. А ведь случай этой клиентки — далеко не единственный.

Каждый раз как в первый

Еще одна мера, которой, по словам Светланы Плоховой, добивались все правозащитники — невозможность примирения сторон до судебного заседания.

— Ранее женщина в случае примирения сторон могла забрать заявление — и дело прекращалось. Сейчас же если жертва обратилась в полицию, то ее обращение автоматически вносится в общий реестр и примирение сторон возможно только в суде. То есть заявление в любом случае будет рассматриваться, — говорит психолог. — Раньше как было? Муж избил жену, и она написала заявление. После агрессор попросил прощения, и жертва свое заявление отозвала. Затем этот сценарий повторялся шесть раз. А когда в седьмой раз женщина не выдерживала и доводила дело до суда, домашний тиран представал перед судом так, словно он поднял руку на жену в первый раз. Предыдущие эпизоды, закончившиеся примирением, никакой роли не играли. Теперь же суд будет видеть всю цепочку событий.

Регистрация всех обращений позволит также отследить систематические избиения, которые попадают под статью УК РК "Истязания", где возможные санкции — от двух до семи лет лишения свободы.

Идём на результат... по головам!

Но, как отмечает Светлана Плохова, закон останется бесполезным инструментом без грамотной и согласованной работы на местах.

А на местах, по мнению психолога порой возникают серьезные дилеммы. Например, своеобразной проблемой для сотрудников кризисного центра иногда становится судебная медиация.

— В кризисном центре мы работаем с женщиной и убеждаем ее развестись, не идти на примирение в суде, чтобы прервать цепочку бытового насилия. А перед судом ее могут закрыть в комнате медиации с домашним тираном. Это сводит на нет всю работу, — озвучивает свое видение проблемы Светлана Плохова. — Женщина находится под психологическим давлением насильника, а тут на нее давит еще и медиатор. Одна из моих клиенток, жертва домашнего тирана, получила соответствующие наставления и пошла на заседание. Но в итоге она позвонила и сообщила, что не выдержала — пошла на примирение. А дело в том, что ее предварительно закрыли в комнате с человеком, который раннее над ней издевался, и заставили искать компромисс.

Психолог настоятельно советует жертвам бытового насилия отбросить навязанные стереотипы и не бояться "выносить сор из избы". Светлана Плохова уверяет, что спасение от тирании начинается не с закона и правоохранительных органов, а с женщины, которая не молчит о своей проблеме и пользуется всеми доступными инструментами — законодательством, помощью кризисных центров и правозащитных организаций.

Обратиться за помощью в кризисное отделение для жертв бытового насилия центра "Ульба" можно по следующим номерам:

  • 8 (7232) 77-19-22;
  • 8 -771-44-511-44.

Елизавета Седых

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней