RSS

Обратная связь

22 сентября 2018, 09:32

Почему восточноказахстанские женщины продолжают умирать во время родов?

В конце августа в Центре матери и ребёнка скончалась роженица. В нашей области это уже третий случай с начала года. Увеличение материнской смертности отмечается и в целом по республике. Почему женщины погибают в роддомах? В каких случаях их невозможно спасти? Разбирался корреспондент YK-news.kz.

Чуда не произошло

Галя (имя изменено по этическим соображениям) очень хотела стать матерью. Родить малыша от любимого человека. Увидеть, как он впервые ей улыбнётся, сделает первые шаги, скажет первое слово. Но врачи утверждали, что Галине рожать нельзя. Женщина страдала сахарным диабетом, имела избыточную массу тела и повышенное артериальное давление. Беременность в таком случае противопоказана.

Но в 37 лет Галя всё же приняла решение стать матерью. Несколько раз врачи предлагали ей прервать беременность, но она была намерена идти до конца.

Рожать женщина приехала в областной Центр матери и ребёнка. Врачи решили, что в её случае необходимо кесарево сечение. 24 августа 2018 года во время плановой операции роженица погибла. По неподтверждённым данным, младенца врачам удалось спасти.

Тревожная динамика

В Восточном Казахстане с начала года умерли при родах уже три женщины. По словам руководителя областного управления здравоохранения Марата Шоранова, две смерти зарегистрированы в роддомах Семея, одна — в ЦМиР. Точной информации о том, сколько рожениц погибло в прошлом году, руководители здравоохранения области не предоставили, ограничившись уверением о том, что в последние пять лет у нас отмечается тенденция к снижению материнской смертности.

В то же время, по заявлению министра здравоохранения, за первое полугодие снижения данного показателя в целом по республике не произошло. Летом весь Казахстан был шокирован четырьмя подряд фактами гибели рожениц в перинатальном центре № 1 Астаны. Елжан Биртанов счёл необходимым прокомментировать эту ситуацию.

Бывает, мы говорим женщинам, что беременность противопоказана, но все равно беременность происходит, — озвучил причины министр. — Часто должным образом эти женщины не наблюдаются.

При этом надо заметить, что в республике постоянно работает штаб по выявлению причин материнской и детской смертности. Результаты мониторинга, проведённого за первое полугодие в пяти регионах, говорят о том, что женщины погибают не только по собственной вине. Есть и организационные причины.

Это дефицит врачей-акушеров-гинекологов, — заявил Елжан Биртанов. — Есть дефицит анестезиологов и реаниматологов. Во многих регионах отсутствуют руководители в управлении здравоохранения. Также позднее взятие беременных на учет.

Между протоколом и человеческим фактором

Каждый случай гибели рожениц подлежит тщательному расследованию. Первоначально разбирательство идёт на уровне медицинской организации, где произошла смерть, затем на уровне облздрава. И только потом в дело вступает независимая экспертиза. Изучается весь маршрутный лист пациентки, каждый её анализ до беременности и во время вынашивания ребёнка.

Обычно штаб, разбирающий ситуацию, действует в режиме селекторного совещания. Но 18 сентября в ВКО состоялось выездное заседание республиканского штаба по снижению материнской смертности под руководством вице-министра здравоохранения Лязат Актаевой. Совещание прошло в закрытом режиме, но вице-министр ответила на вопросы СМИ.

Лязат Мейрашевна заявила, что минимизировать возможность врачебных ошибок, которые могут привести к гибели пациенток, поможет следование всем предписанным Минздравом процедурам.

С этим мнением согласился и виднейший детский хирург нашей области, десять лет возглавлявшая Центр матери и ребёнка, Рая Рахимова.

Министерством здравоохранения разработаны очень чёткие алгоритмы, протоколы действий, — уверена Рая Жангалиевна. — Всё расписано. Минздравом именно по акушерству сделано очень много. Там не надо ничего придумывать. Если имеем гибель пациентки, то всегда на каком-то этапе идёт нарушение этого протокола. Всегда есть какой-то человеческий фактор.

По мнению Раи Рахимовой, медик может теоретически знать, как поступать, но в экстремальной ситуации принимает неверное решение. Это решение может заключаться в назначении кесарева сечения там, где без него можно обойтись. Или наоборот, в отказе от операции там, где она необходима. В каждом конкретном случае правовую оценку действиям врачей в конечном итоге дают правоохранительные органы.

Врачебная тайна или честь мундира?

Расследование смерти пациентки в ЦМиР ещё идёт, но уже прозвучала предварительная версия. Лязат Актаева пояснила, что, вероятнее всего, в ходе операции произошло попадание околоплодных вод в кровоток. Это вызвало мгновенный анафилактический шок и гибель женщины.

Соответствует ли это действительности? Или всё же было допущено какое-то нарушение предписанных стандартов, о которых говорила вице-министр?

Поверить в прозвучавшую версию пока мешает несколько обстоятельств. Во-первых, данная оценка была озвучена для СМИ ещё до того, как штаб приступил к работе. Насторожила также оговорка, допущенная вице-министром.

Анализируя все случаи как младенческой, так и материнской смертности, мы говорим о недостатках организации медицинской помощи. Вместе с тем мы не говорим о чёткой причинно-следственной связи между тем, что имело место, и исходом. Каждое нарушение протокола нужно обсуждать. Вот это самый важный момент. Случаи материнских смертей анализируются Комитетом охраны общественного здоровья, а для правовой оценки они передаются в ДВД.

О какой причинно-следственной связи шла речь? Есть основания предполагать, что какие-то действия медиков могли вызвать наступление смерти? Или у экспертов есть сомнения в связи соматических заболеваний пациентки с её гибелью?

Но более всего изумил ответ, который поступил в редакцию от облздрава уже после того, как на официальном уровне была подтверждена гибель женщины и шёл разговор о её причинах.

"Информация о факте обращения за медицинской помощью, состоянии здоровья гражданина, диагнозе его заболевания и иные сведения, полученные при его обследовании и лечении, составляют врачебную тайну", — пишет заместитель руководителя областного управления здравоохранения Райфа Сафиоллинова.

В облздраве сочли возможным подтвердить лишь сам факт смерти роженицы. Врачебной тайной объявили даже пол её ребёнка и то, выжил он или нет. В свете заявлений Лязат Актаевой и Марата Шоранова, сделанных накануне, данный ответ выглядит по меньшей мере странно. Подчинённые не в курсе того, о чём говорит их руководитель? Или в этом вопросе тоже есть что скрывать? Неполнота официальных ответов рождает неудобные вопросы.

Смерть неизбежна?

Председатель республиканского штаба озвучила причины, по которым погибли в этом году женщины из ВКО.

Первый случай — от акушерского кровотечения. Второй случай — септические осложнения после самопроизвольного прерывания беременности. Третье грозное нарушение называется "эмболия околоплодными водами", при нём процент летальности крайне высок.

Эксперты пришли к выводу, что все три случая гибели рожениц являлись предотвратимыми. Впрочем, в каждом случае необходимо подходить индивидуально, уверяют знающие врачи. Исход зависит от сочетания многих конкретных факторов.

Каждая конкретная трагедия служит основанием для выводов по совершенствованию системы родовспоможения в целом. Не стал исключением и факт гибели пациентки в ЦМиР.

В каких же случаях беременеть женщинам категорически противопоказано? Сегодня ушли в прошлое причины, уносившие жизнь рожениц: неправильное положение плода или патологии внутриутробного развития.

Сегодня ЦМиР просто напичкан всевозможной диагностической техникой, — говорит Рая Рахимова. — Огромное количество нового оборудования поступило. Так что всё это легко выявляется.

В XXI веке осталось не так много абсолютных противопоказаний для беременности. Однозначно приведёт к гибели роженицы тяжёлая почечная недостаточность либо особо тяжёлая ишемическая болезнь сердца. Запрещена беременность при трансплантированной почке. Относительными противопоказаниями для вынашивания ребёнка являются сахарный диабет, особенно в сочетании с активным туберкулёзом лёгких, хронический пиелонефрит. Опасно рожать женщинам старше 38 лет.

Не скрывайте от врача!

Все три пациентки, погибшие в ВКО, своевременно встали на учёт, наблюдались в медицинских учреждениях. Они не пренебрегали необходимыми анализами и процедурами.

В последние годы женщины Усть-Каменогорска стали относиться более ответственно к беременности, — уверена Рая Рахимова. — Конечно, всегда есть единицы, в основном социально неблагополучные, которые не следят за своим здоровьем. Это те, у кого нет прописки, или те, кто приехал из другого региона.

Но в целом, социальные причины материнской смертности для нашей области не характерны. Скорее, имеет место осложнение тех болезней, которые уже были у женщин и о которых они предпочли забыть, желая стать матерями.

В данном случае беременность была нежелательной, так как несла угрозу для состояния женщины, — констатирует Лязат Актаева. — У неё имелись серьёзные соматические заболевания. В медицинской документации есть отказы пациентки от госпитализации. К сожалению, эта проблема существует. Доктора говорят, что есть показания к прерыванию беременности ввиду угрозы для жизни. Но не всегда будущие матери это воспринимают должным образом и пишут свой отказ от медицинского вмешательства.

А ведь пренебрежение такими вопросами — это не только угроза жизни самой роженицы. Не меньшую опасность это представляет и для ребёнка. Не отреагировав на предупреждение медиков, можно наградить свою кровиночку опасными патологиями. А то и вовсе оставить её сиротой.

Абсолютно здоровые женщины не умирают, — убеждена Рая Рахимова. — Ответственность самой роженицы за своё здоровье никто и никуда не уберёт. Если у вас есть заболевания, о них необходимо сказать. Врач видит, что пациентка ранее абортирована, а она говорит, что никаких абортов не было. Не надо скрывать ничего от врача! Нам безразличен ваш моральный облик. Эта информация нужна нам только для вашего спасения!

Ирина Плотникова

Просмотров: