Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
9 января 2021

О тех, кто в прошлом году попал в настоящую передрягу. И о тех, кто от чистого сердца старался помочь

Для многих восточноказахстанцев 2020 год стал тяжелейшим периодом в жизни. Сотни людей во время карантина остались без работы. Одни не знали, чем гасить ипотеку, другие — залазили в долги, чтобы оплатить аренду жилья и коммуналку. Были и те, у кого денег не хватало даже на продукты. Как в таких ситуациях не опустить руки — точно знают волонтеры. Именно они в прошлом году помогли десяткам семей найти выход из тупиковых ситуаций.

— В минувшем году к нам поступало очень много обращений, — говорит Тать­яна Беркман, координатор усть-каменогорского волонтерского движения "Творим добро вместе". — Было немало ситуаций, когда люди оставались буквально на улице, без своего угла. Случалось так, что кто-то из членов семьи умирал, а денег на похороны не было — ну вот от слова "совсем". И самое печальное — голодные дети. Бывает, приезжаешь в дом — тебя встречают четверо или даже пятеро ребятишек, а на полках — шаром покати. Ни хлеба, ни макарон.

Татьяна Беркман, координатор волонтёрского движения "Творим добро вместе"

Из всего многообразия человеческих историй Тать­яне особенно запомнились две семьи.

Алена Еремеева (здесь и далее имена и фамилии изменены по этическим соображениям) жила вместе с семьей в частном доме. У нее был муж и четверо детей. У Алены инвалидность, работал только супруг. Денег хватало с трудом, но всё же как-то перебивались. А весной глава семейства остался без работы. Ситуация стала аховой — долги росли как снежный ком. Никаких сбережений не было.

— Наверное, у мужчины в какой-то момент сдали нервы. Он дал слабину и... повесился, — рассказывает Татьяна Беркман. — Женщина-инвалид осталась одна с четырьмя детьми. Помню, как я приехала к ним, зашла, а в доме — беспросветная нищета. В морозилке остались только куриные головы. Вот их и варили. Получалась, конечно, "бурда", но чем-то же надо было кормить детей? Они ели...

Алена никогда не видела обеспеченной жизни. Думала, что все примерно так живут, как они.

— Я поняла, что Алена одна вряд ли сможет чего-то добиться. У нее дети, инвалидность, денег не было даже на проезд, — вспоминает Татьяна. — Поэтому я сама, вместо нее, обратилась в акимат. Там согласились помочь.

Алене Еремеевой вместе с детьми на время выделили квартиру в поселке Ахмирово. Две комнаты, тепло. Старший шестилетний ребенок впервые увидел, что дома из крана может бежать горячая вода.

— У нашего волонтерского движения есть свой отдел по адресу: улица Карбышева, 54, куда люди могут приносить одежду, обувь, детские вещи, которые желают отдать нуждающимся семьям, — объясняет Татьяна Беркман. — Администрация рынка "Мирный" предоставила нам этот отдел в безвозмездное пользование. И сейчас здесь много принесенных вещей. Благодаря этому мы смогли обеспечить Алену с детьми необходимой одеждой. Конечно, помогли им с покупкой продуктов. Эту семью мы взяли на свой учет — периодически звоним им, интересуемся, стараемся оказывать посильную помощь. У наших волонтеров, как правило, нет больших финансовых возможностей. Но если есть килограмм гречки — мы обязательно поделимся с теми, у кого нет ничего. Мы сложимся скромными денежными суммами — кто сколько может. Но в итоге непременно получится ощутимая поддержка для тех, кому сейчас тяжело.

* * *

А теперь история другой семьи. В ней тоже четверо детей. И растил их папа.

— Маму они похоронили, — уточняет Татьяна Беркман. — Отец один воспитывал ребятишек. И все бы, может, ничего, но у мужчины обнаружили онкологическое заболевание. Он держался молодцом и работал до последнего. А потом резко "сдал позиции" и быстро ушел из жизни... Дети остались одни.

Самая старшая — Юля, ей тогда исполнилось уже 22. Теоретически она могла оформить на себя опекунство над младшими братьями. Среднему было 14 лет, младшим мальчикам-двойняшкам — по 12.

— У этой семьи есть собственное жилье — свой дом. Но он был в таком ветхом состоянии, что было очевидно: органы опеки не разрешат оставить детей в таких условиях, — поясняет Татьяна Беркман. — Что оставалось делать? Ремонт! Мы рассказали об этой семье в своей  волонтерской группе. Добровольцы откликнулись быстро. Мы завезли стройматериалы, начали штукатурить и белить. От окон сильно дуло — и тогда мы бросили клич: смогли собрать деньги на три пластиковых окна.

Мебель была очень старой. Начинаешь двигать кровати, поднимаешь их — а они буквально рассыпаются в руках. Пришлось почти всё выкинуть. И тут у нас появились соратники. Во-первых, нам старались помогать дети. Они очень боялись оказаться в детском доме. А во-вторых, к нам подключился завод, на котором работал умерший отец ребятишек. Администрация предприятия прониклась историей и помогла завершить масштабный ремонт. Дом стало просто не узнать!

Однако само по себе обновление интерьера не решало проблемы. Главным было добиться опекунства.

— Я опять пошла обивать пороги госучреждений, — улыбается Татьяна Беркман. — В итоге наша волонтерская организация и завод подписали договор с органами опеки, по условиям которого мы обязуемся курировать данную семью. Конечно, мы их не бросим.

Сейчас старшая Юля работает на двух работах. Младшие братья помогают сестре по хозяйству. А еще из России к ним переехала бабушка. Правда, ей уже 80 лет, но она очень энергичная и бодрая. И готова присматривать за внуками.

— В конце декабря я отвозила этой семье новогодние подарки, — говорит Татьяна. — Зашла в дом — чисто, уютно, пахнет пирожками. Хотела поставить под елку наши праздничные кульки, смотрю — а у них нет хвойного дерева. Непорядок! Написала в нашу волонтерскую группу. И почти сразу же нашлись елка, мишура, игрушки! Всё это отправилось по нужному адресу.

* * *

Наталья Миналина — волонтер с трехлетним стажем. Она давно помогает разным семьям. Раньше это было ситуативно, эпизодически: она делилась продуктами, одеждой, из которой дети выросли. Три года назад Наталья вступила в группу волонтеров "Творим добро вместе", и теперь она — опытный доброволец. Сейчас за ней условно "закреплена" одна школа и одна поликлиника Усть-Каменогорска. Если учителя или медики видят, что какой-то семье явно требуется помощь — обращаются к Наталье.

Наталья Миналина давно помогает людям. У нее в семье сейчас волонтёры все: и муж, и сын, и дочка

— Так было и в прошлый раз: мне позвонили из поликлиники. Рассказали, что на одном из участков появилась девушка Настя, которая недавно родила ребенка и сейчас скитается по съемным квартирам, — говорит Наталья. — Мы приехали к ней, смотрим — и понимаем, что дело плохо. Она худющая, истощенная, уставшая. Малыш родился раньше срока, маловесный, но в целом здоровый. Парень, с которым Настя жила на съёмной квартире, собрал вещи и ушел, как только девушка поехала в роддом. Больше она его не видела. После рождения ребенка возвращаться молодой маме оказалось не к кому и некуда. Хозяева квартиры, понимая, что Насте будет сложно платить аренду, отказали девушке в дальнейшем проживании.

У Анастасии были небольшие сбережения. Она стала наспех арендовать посуточные квартиры. Но это было дорого, и ее накопления быстро закончились. Младенцу было всего три недели.

Патронажная медсестра заметила неладное и обратилась к волонтерам. Она объяснила, что у молодой мамы пропало молоко, очень низкий гемоглобин (всего 40, вместо 120). В квартире нет ни памперсов, ни стирального порошка. Да и квартира — явно временная. Самым печальным было то, что девушка замкнулась и не хотела ни с кем идти на контакт.

— Мы приехали, а Настя нам сразу с порога: "Мне ничего не нужно", — вспоминает Наталья. — У нас, конечно, сначала был ступор. Мы — волонтеры, но не психологи. Мы не знаем, как выводить людей из кризисных состояний, это не наша профессия. Но у каждого из нас был в жизни свой горький опыт. Нам тоже когда-то было тяжело, и мы знаем, что такое отчаяние. Вот с этих позиций мы и начали разговаривать с Настей. Как-то потихоньку нашли общий язык. Предложили вместе сходить в магазин, купили продуктов. Накормили Настю и "набросали" примерные пути, как можно выбраться из непростой ситуации.

Поликлиника по месту жительства выдала рецепт на бесплатную молочную смесь для корм­ления ребенка. Также Насте выписали медикаменты для поднятия гемоглобина. А волонтеры собрали для девушки всё необходимое — детскую кроватку, коляску, вещи, продукты. Нашлось немало людей, которые решили помочь деньгами. На них удалось снять для Насти небольшой дом, оплатить аренду и коммунальные услуги за два месяца вперед.

У молодой мамы в глазах появился огонек. Она оформила пособия по рождению и уходу за ребенком. Договорилась со знакомой, которая согласилась по вечерам приходить и на пару часов оставаться с ребенком. Настя в это время подрабатывала — мыла полы. Двоюродный брат, живущий в деревне, привез Насте картошку и другие овощи. Жизнь стала налаживаться.

* * *

А вот совсем обыкновенная история. Такое может случиться с каждым.

У Гаухар с мужем — прекрасная семья. Четверо любимых детей, самому старшему — уже 17. Своего жилья у семьи долго не было, и они оформили ипотеку. Когда супруги работали вдвоем, денег в общем-то хватало. Но однажды Гаухар на улице поскользнулась и неудачно упала. Сломала правую руку. Перелом оказался сложным, со смещением. Кости срослись неправильно. Потребовалось несколько операций, но до сих пор рука никак не восстановится.

— Мы приехали к ним — такая чистота в доме, порядок. Это при том, что у женщины сломана правая рука и ей тяжело управляться по хозяйству, — рассказывает Наталья. — Дети просто чудесные, прекрасно играют на фортепиано. Старший брат присматривает за младшими, они его слушают. А мама много времени проводит в больницах. И совершенно непонятно, когда всё это закончится. Одной зарплаты с трудом хватает на всё — ипотеку, лекарства, продукты, повседневные нужды. Семья не просила волонтеров о денежной помощи (хотя деньги им очень нужны). Они согласились только на продуктовые корзины и одежду. Сказали, что это уже — ощутимая поддержка.

Волонтеры давно заметили две противоположные тенденции. Иногда за помощью обращаются те, кто хочет нажиться на чужой отзывчивости. Это выглядит примерно так: "Здравствуйте! У нас есть семья, которая попала в трудную ситуацию. Давайте перечислим ей на карточку финансовую помощь, а они вам отправят фотоотчет".

— Мы так не работаем. Мы никому и никогда не перечисляем деньги, — объясняет Татьяна Беркман. — Если требуется помощь — обязательно выезжаем на место, проверяем ситуацию, оцениваем обстановку. Да, иногда объявляем денежные сборы. Но на собранную сумму мы покупаем необходимые товары — стройматериалы, если нужен ремонт; коляску, памперсы, если в семье маленький ребенок, или просто продукты, мыломойку, если в доме нет самого необходимого.

И противоположная сторона. Есть семьи, которым сейчас действительно крайне тяжело. Есть ситуации, когда кажется — всё, замкнутый круг. Но эти семьи зачастую сами не обращаются к волонтерам. О них рассказывают соседи, участковые терапевты, учителя (если в семье есть ребенок, который ходит в школу). А те, кто попал в жизненную колею, часто молчат. Кому-то неудобно, стыдно, кто-то надеется, что справится сам. А кто-то потерял уже всякую надежду.

— Наша главная задача — вернуть веру в то, что всё будет хорошо, — говорит Наталья Миналина. — Это очень важно: знать, что со всеми проблемами можно справиться. И есть те, кто поможет. А потом, знаете, что самое приятное? Когда человек, который справился с целым ворохом проблем, сам начинает помогать другим. И становится волонтером.

Как выйти на волонтерское движение "Творим добро вместе"?

Аккаунт в Инстаграме: @tvorim_dobro_uka

Координатор группы — Татьяна Беркман (8-705-185-54-65).

Отдел "Творим добро вместе": рынок Мирный, ул. Карбышева, 54.

Ирина Краскова
Фото из личных архивов Татьяны Беркман и Натальи Миналиной

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней