RSS

Обратная связь

Как дети превращаются в средство манипуляции при разводе

Как дети превращаются в средство манипуляции при разводе

Развод — болезненная операция для всех, кто его совершает. Нарушение привычного образа жизни, обида, чувство незащищенности. Все это оставляет неприятный след в жизни, который трудно стереть. Но, по мнению работников суда и психологов, больше всех от разводов страдают дети, которых родители используют в своих войнах как оружие.

Папа за забором

Виктора (имена здесь и далее изменены) часто можно увидеть около ограды одной из городских школ. Мужчина подолгу вглядывается в поток спешащих на уроки учеников начальных классов, вызывая тревогу у школьного охранника. Бдительный кузетовец как-то раз даже подошел к мужчине с требованием покинуть территорию учебного заведения.

И правда, — сокрушается Виктор, — чем я на вид лучше какого-нибудь извращенца. В наше время в первую очередь об этом думают, если видят взрослого, беспрестанно торчащего у забора детского учреждения.

"Причина", по которой мужчина рискует своей репутацией добропорядочного гражданина, каждый будний день бежит на уроки в свой второй "А". Алешка знает, что папа время от времени появляется на заветном месте у ограды, и заранее высматривает его от самой калитки. Это уже стало своего рода традицией — помахать отцу перед началом учебного дня. А если повезет, и мама будет торопиться на работу, то, высадив сына из машины, не станет провожать до самых дверей. Тогда можно даже подойти к папе и поговорить с ним.

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что основанием таких странных взаимоотношений стал развод. Виктор около года назад ушел к другой женщине, оставив Оксану. По традиции маленького Алешку забрала себе мать, с надрывом заявившая неверному супругу, что он-то в новой семье детьми еще обзаведется. Оскорбленная бывшая строго-настрого запретила отцу и сыну общаться.

Я не стал оспаривать решение супруги, — признается Виктор. — Ведь из семьи ушел я. Она здесь, выходит, обиженная сторона.

Запретить встречи женщине показалось недостаточным. Оксана потребовала, чтобы мальчик не разговаривал с отцом по телефону. Простодушный Алешка в одну из редких "криминальных" встреч с папой рассказал, как мать объяснила ему этот запрет: отец, мол, предал и ее, и самого Алешку. А с предателями общаться могут только предатели. Не хочет сын, чтобы мама его таковым считала, следовательно, не будет видеться с отцом и даже звонить ему. Верная своим принципам Оксана каждый вечер проверяет историю вызовов на мобильном телефоне отпрыска. И если обнаруживает искомое, то парнишке неслабо достается. Вот потому-то Виктор не использует сотовый, а предпочитает караулить сынишку у школьного забора.

Законным путём

На сегодняшний день проблема определения места жительства несовершеннолетних детей при разводе является острой, — считает председатель областного специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних № 1 Анна Жумагулова. — Сразу поясню, что расторжением брака занимается городской суд. Мы рассматриваем дела по определению места жительства ребенка, когда расторжение брака состоялось. Родители разъезжаются, и возникает вопрос: с кем же будут жить дети? Как правило, в 70 процентах случаев дети остаются с матерью и отцы с этим соглашаются. Когда возникает конфликт интересов — обращаются к нам.

По свидетельству работников суда, инициаторами таких процессов чаще всего являются мужчины. Но традицию сломать трудно. Для того чтобы оставить ребенка с отцом, должны быть веские причины.

В первую очередь — мнение ребенка, — поясняет Анна Николаевна. — Это установлено на законодательном уровне. Мы обязательно выслушиваем и опираемся на него. Выбор детей учитывается с десяти лет. До этого возраста суд принимает решение по своему усмотрению.

Если мать имеет постоянное место работы, не состоит на учете в ПНД или наркодиспансере, то нет оснований оставлять ребенка с отцом. Если же она употребляет алкоголь, наркотические вещества, не работает, не имеет определенного места жительства, бросает ребенка на родственников, то отец вправе обратиться в суд, чтобы изменить место проживания отпрыска. В соответствии с Кодексом о браке и супружестве, родители имеют равные права и обязанности по отношению к детям.

Но даже видавших виды работников суда зачастую шокируют войны, которые ведут между собой бывшие супруги, не заботясь о чувствах своих детей.

Люди эмоционально переживают разрыв. При любом расторжении брака задевается чей-то интерес, чье-то самолюбие, — рассуждает судья. — Однако от излишней эмоциональности родителей страдают прежде всего дети. Взрослые со временем смирятся с разрывом, а вот ребята с их неустойчивой психикой все воспринимают с критичным уровнем максимализма. Если мы видим очень конфликтные, непоправимые отношения между родителями, то просим психологов сопровождать эту семью и после вынесения решения.

Невидимые раны

Общество, как правило, сталкивается с последствиями детских и подростковых психологических травм, выражающихся в девиантном поведении, отсутствии желания учиться, а затем и работать, уходе в виртуальное существование, зачастую с помощью небезопасных "примочек" в виде раннего употребления алкоголя или наркотиков.

Корни проблемы видят специалисты–психологи. Они убеждены, что на дальнейший жизненный путь ребенка очень влияют войны родителей при разводе.

Мы проводим обследования семей перед процессами по определению места жительства ребенка или же порядка общения с родителями, — рассказывает педагог–психолог социально–психологической службы Татьяна Сорокина. — И я согласна с тем, что ситуаций, когда родители не могут самостоятельно договориться о том, с кем останутся дети, становится все больше. С начала 2019 года мы провели уже 23 подобных обследования, тогда как за весь прошлый год их потребовалось пятьдесят. Мы не ставим диагнозов и не принимаем решений. При проведении обследований в первую очередь делается акцент на психологическом состоянии ребенка, родители которого находятся в конфликте. Был случай, когда ребенок шантажировал родителей тем, что совершит суицид. Он всерьез был уверен, что это заставит их снова жить вместе. А другой парень настолько вошел в конфликт со своей матерью, вступившей после развода в повторный брак, что покинул семью, хотя ему до совершеннолетия было еще далеко. Он стал жить один, перестал посещать школу и с головой ушел в мир компьютерных игр.

Когда сын или дочь не чувствует своей нужности, то начинает добиваться внимания любыми способами, — добавляет руководитель службы Лилия Куземко. — Немногие родители способны с этим справиться, и совсем уж единицы идут за помощью к профессионалам.

Что мал, то и стар

Второй, но не менее важной стороной процесса специалисты считают психологическое состояние самих родителей.

Определение места жительства или порядка общения ребенка — это внешняя сторона, за которой всегда кроется конфликт супругов, представляющих ребенка своим оружием в этом конфликте, — убеждена Лилия Куземко. — Причины могут быть разными. Неостывшие чувства у одной из сторон, материальные проблемы, возникшие из–за развода, обиды и взаимные притязания. И тогда ребенок, не побоюсь этого слова, превращается родителями в орудие борьбы. В этом случае он страдает больше самих оппонентов, потому что любой ребенок, даже подросток, максимально подвержен воздействию каждого из родителей. Сделать выбор между папой и мамой, к которым он одинаково привязан, для него крайне сложно и травматично.

Самым негативным воздействием такого конфликта, по мнению психологов, является то, что его последствия сводят на нет весь воспитательный потенциал взрослых. Ведь задача родителя не только в том, чтобы вырастить ребенка и обеспечить ему должный уход, образование и сохранение физического здоровья. Нужно еще и подготовить маленького человека к будущей самостоятельной жизни в рамках общества. Но в ходе конфликта родители, тянущие чадо каждый в свою сторону, теряют авторитет. Сын или дочь привыкает получать выгоду из своего положения: хитрить, закрываться от взрослых, пропускать мимо ушей замечания и советы.

В конце концов дитя растет само по себе, — поясняет Татьяна Сорокина. — А это влечет самые неприглядные последствия: от девиантного поведения до депрессивных расстройств, чреватых попытками лишить себя жизни.

Соломоново решение?

В год у нас бывает около 35 - 50 дел по определению места жительства ребенка, — рассказала Анна Жумагулова. — Половина из них заканчиваются медиативным соглашением. То есть примирением. Я, как медиатор, имею право побеседовать с каждой стороной. Мы привлекаем профессионалов, которые на основе законодательства способны разложить все по полочкам и взвесить. Как правило, родители соглашаются с этим. При рассмотрении таких дел обязательно назначается психолого-педагогическое обследование. Мы сотрудничаем с Центром поддержки семьи и детства. Они работают с этой семьей и представляют нам свое заключение.

Но и медиация тоже не панацея. Зачастую дети не принимают выбор, который делает суд. А судьи, глядя на родительские войны, начинают сомневаться: а есть ли смысл определять ребенка к одному из родителей, не понимающих, что творят в запале.

Сегодня обсуждается идея изъятия детей из семьи на период рассмотрения дела в суде, — делится Анна Жумагулова. — Пока только идея, но мы крепко надеемся на изменения в законодательстве. Сейчас уже разработан проект "Семейный суд". Впоследствии планируется создание семейных судов на базе ювенальных, в которых будет предусмотрен штат психологов, социальных работников. То есть семья станет сопровождаться весь период — от расторжения брака до определения места жительства ребенка и порядка общения с ним родителей, чтобы сделать процесс максимально безболезненным и для супругов, и для их детей.

Изменения в законе — перспектива долгосрочная. Пугающие умозаключения об изъятии детей из семьи реализовались пока только на Западе. Да и до медиации у наших героев — Виктора и Оксаны — дело не дошло. Недавно маленький Алешка научился у продвинутых одноклассников стирать историю чатов в мессенджере WhatsApp. Теперь мама не сможет проверить, писал ли парнишка сообщения на запретный отцовский адрес. Заставит ли это задуматься его родителей, подобно двум женщинам в притче о Соломоновом суде, перетягивающим свое чадо на манер каната? Хорошо бы так и получилось.

Мира Круль

Просмотров: