RSS

Обратная связь

Житель города Алтая открыл новый вид бабочек

Житель города Алтая открыл новый вид бабочек
Евгений Самойлов собрал огромную коллекцию насекомых

Евгений Самойлов много лет охотится за насекомыми. Он собрал огромную коллекцию жуков, пауков, пчел и других мелких обитателей фауны, которая насчитывает несколько сотен экземпляров. Оказалось, что одна из пойманных им бабочек до этого не значилась ни в одном списке.

Родился Евгений Емельянович в селе Печи Катон-Карагайского района. Его отец не вернулся с войны. Семья Самойловых даже не получила похоронку. Только извещение о том, что солдат числится без вести пропавшим. В Зыряновск юный Женя переехал в 1948 году. Повзрослев, работал в геологоразведке на Малеевском руднике и параллельно учился в вечерней школе. Благодаря влиянию мамы Евгений понимал, что нужно получить образование, и после окончания 10 класса поступил в Томский медицинский институт. Дипломированный молодой доктор не поехал в северную часть СССР, как требовало распределение. Он вернулся в родной Зыряновск, где был нужен заболевшей матери. А несколько лет спустя наш земляк начал увлекаться коллекционированием насекомых, которое затянулось на многие годы, превратившись в увлекательное хобби.

Идёт охота на жуков

В большинстве экспонаты удивительной коллекции — представители местной фауны. Местной — это в масштабах Восточно-Казахстанской области. Каких-то из них Евгений Самойлов ловил в ближайшем лесу, а за некоторыми отправлялся в дальний путь.

Однажды я ездил на охоту на озеро Зайсан. Там есть глинистые обрывы, а в них я нашел какие-то норы и паутину. Там-то и обнаружил хорошего большого полосатого паучка аргиопу, — рассказывает собеседник. — Побывал во многих местах Семипалатинской области, ходил в горы.

Всех насекомых коллекционер доставлял домой обязательно живыми, чтобы можно было их хорошо засушить, аккуратно расправив лапки и крылышки.

Первого жука-носорога привезли в коллекцию Евгения Емельяновича из Сочи. Тогда он считал, что в наших краях такие красавцы не водятся. Это был очень ценный экземпляр для собирателя, пока на собственной пасеке в куче прошлогоднего навоза он не обнаружил целое семейство таких мини-носорогов.

Однажды охотник за насекомыми поймал бабочку махаона. Но этот представитель отличался по внешнему виду от других подвидов, с которыми уже был знаком Евгений Емельянович. Поэтому свою находку он не стал заливать смолой, а отдал товарищу, у которого сын работал в Санкт-Петербурге.

Володя Лухтанов уже тогда был доктором биологических наук и, когда отец передал ему пойманную мной бабочку, он определил, что это новый вид махаона, — делится своим открытием мужчина. — Бабочка осталась у него в коллекции, а в официальном списке своих собратьев махаон фигурирует под моим именем.

Таким результатом многолетней исследовательской деятельности нашему земляку по праву можно гордиться.

В поисках новых видов насекомых для своей многочисленной коллекции мужчина уходил далеко в горы. Но ни разу не заблудился.

Я быстро уяснил одну особенность гор: даже самый маленький ручей приведет меня к большой реке, — с улыбкой объясняет свое отличное ориентирование на местности исследователь. — У нас в горах ручейков, ручьев, речушек очень много. И все они рано или поздно выведут путника к Бухтарме.

В коллекции есть и заграничные "гости": из Сочи, Кавказа, Владивостока. Яркую примечательную бабочку с изображением черепа привезла из Ялты знакомая Евгения Самойлова Валентина Баус.

Экспонаты в оргстекле

Способ сохранения хрупких образцов нашему герою пришлось буквально изобрести.

У меня всегда была потребность что-то искать, познавать, собирать в коллекции, — рассказывает собеседник. — Однажды я увидел кремлевскую звезду, залитую плексигласом. И подумал: "А нельзя ли вот так же красиво залить насекомое?"

Интернета тогда, естественно, не было. Но его заменяли книги. В одной из энциклопедий Евгений Самойлов прочитал, что плексиглас, или оргстекло, используют в стоматологии и купить его можно в специализированном магазине. Однако для качественной полимеризации нужен был катализатор — перекись бензоила. Вот его достать было крайне сложно. Но желание коллекционера добиться своего было настолько сильным, что он нашел "поставщика":

Я вышел на старого знакомого, который работал на одном военном заводе. Вот он-то и прислал мне три флакона катализатора. Ими я все время и пользовался.

Прежде чем заливать насекомых, нужно было мономер довести до определенной густоты. Иначе он очень быстро улетучивался, со скоростью примерно стакан за час. Но и после его необходимо было не упускать. Поэтому форма, в которую заливался плексиглас, накрывалась сверху стеклом и обворачивалась фольгой. А немного позже коллекционер создал специальную камеру, где постоянно поддерживалась температура 60 градусов, требуемая для качественной полимеризации летучего материала.

За этим описанием, на которое у нашего героя ушло не более 10 минут, на самом деле стоят годы работы и много часов кропотливых усилий. А еще – множество погубленных экспонатов, которые с таким трудом удавалось добыть охотнику на насекомых. Ведь неудачных попыток залить очередную букашку прозрачной смолой, просто не счесть.

Первыми экспонатами были жуки. Простые, с жестким панцирем, без мягких крылышек. Их было не сложно помещать в акриловую смолу. А вот с паучками дело оказалось совсем не простым.

Даже спустя столько лет приготовить паука — это для меня очень сложно. Дело в том, что у него мягкое брюшко, которое высыхает, спадает, теряет форму и цвет, — делится особенностями своего необычного хобби Евгений Емельянович. — Чем я только ни пытался наполнить его, чтобы придать форму! Использовал гипс и разные другие материалы. И все же никак не мог добиться нужного результата.

Решение пришло неожиданно: надо в процессе сушки наполнить брюшко насекомого воздухом! Поначалу оно показалось коллекционеру наиболее удачным. Доморощенный Кулибин создал крошечный воздушный насос, который работал по принципу вентилятора и стал раздувать насекомое в процессе сушки. Когда у первого же кандидата на вечную жизнь в толще прозрачного пластика сохранились форма и цвет, радости нашего героя не было предела.

Однако тут же возникла еще одна проблема: как погрузить паучка в плексиглас? Он оказался воздушным и, когда я опускал его в мономер, — всплывал! Его нужно было как-то придавить, но он выворачивался и все равно всплывал, — продолжает рассказ наш герой.

Пришлось снова подключать техническую мысль. Для формы, которая заполнялась плексигласом, Евгений Самойлов сделал металлическое дно, в котором просверлил тончайшее отверстие. В него с ювелирной точностью вставлялся… волос. Мастер обвивал паука волосинкой за талию и притягивал его в толщу пластика на нужную высоту.

Пауки — это, пожалуй, было самым сложным. С большим трудом мне удалось добиться нужного результата, — с улыбкой говорит собеседник. — А вот с бабочками процесс заливки я до такого совершенства не довел. С ними та же сложность: они всплывают. А при погружении образуют много воздушных пузырьков, которые поднимаются на поверхность и портят наглядное пособие.

Все "за"

В семье увлечение Евгения Емельяновича воспринимали спокойно и с интересом.

Моя жена, Галина Николаевна, очень добрый человек и всегда относилась к моему хобби с пониманием. Деньги мы никогда не делили — они лежали в общей куче. И если кому-то из нас нужно было на свои расходы, мы просто брали и все, никто не был против, — рассказывает наш герой.

Учитывая, что не все опыты с составами прозрачной смолы были удачными, доброту хозяйки дома можно назвать безграничной. Если пропорции ингредиентов были подобраны неверно, то смесь мгновенно вскипала и взрывалась пузырем, долетая до самого потолка. А потом тонкими тягучими нитями свисала вниз. Но Галина Самойлова все равно позволяла мужу продолжать эксперименты и стоически переносила обилие живых и не очень насекомых в доме.

В какой-то период охотиться на насекомых с отцом ходил и сын Виктор. Такая компания в большей степени складывалась из-за того, что на этом настаивал Евгений Самойлов.

Я всегда переживал за сына, хотел, чтобы он вырос хорошим человеком, не попал под дурное влияние или в плохую компанию. Меня однажды преподаватель упрекнул, что Виктор участвует в драках, — вспоминает собеседник. — И поэтому я старался брать сына, чтобы он больше времени проводил со мной.

Сейчас в семьях двух детей Евгения Емельяновича четверо внуков. Он уже дважды успел стать прадедушкой и в ближайшее время получит этот статус в третий раз. Большая коллекция насекомых это не только повод для личной гордости, но и настоящее достояние, которое подрастающее поколение с удовольствием изучает, находясь в гостях у дедушки.

Анфиса Кравченко
Фото предоставлены Анастасией Овчинниковой

Просмотров: