Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
24 октября 2020

Жительница города Алтая с ребёнком встречает зиму без крыши над головой

Жительница города Алтая с ребёнком встречает зиму без крыши над головой
Иллюстративное фото

Ему скоро исполнится три года, но он ещё не умеет говорить. И даже почти не понимает человеческую речь. У него нет игрушек. Он никогда не ел досыта. Много месяцев он скитается по чужим домам вместе с матерью, и неизвестно, где они смогут провести наступающую зиму. Это происходит в XXI веке в городе Алтае.

Кира (все имена изменены по этическим соображениям) воспитывалась в детском доме. Её мать лишили родительских прав за регулярные пьянки и пренебрежение воспитанием дочери. После школы девушка нигде не училась, профессию не имеет. Не следила за своим здоровьем, не посещала врачей. Единственным способом устроить свою жизнь Кира считала замужество. Михаил на десять лет старше неё, имеет высшее образование. Это была уже вторая его попытка создать семью. Кира с Михаилом жили без регистрации, гражданским браком. В 2018 году у них родился Алёшка. Тогда же врачи обнаружили у Киры неизлечимое опасное заболевание, которое, по счастью, не передалось ребёнку.

Поначалу всё складывалось в жизни у Алёши не так уж плохо. Он исправно получал все прививки и медицинские процедуры, не болел ничем серьёзнее простуды. Отец работал, хотя редко задерживался надолго на одном месте. Но когда мальчику было полтора года, папа начал всерьёз выпивать. Шумные посиделки с пьяными гостями стали в доме обычным явлением. Михаил нередко поднимал руку на сожительницу. Кире приходилось убегать из дому на ночь глядя, иногда прихватив с собой сонного Алёшку. Но чаще малыш оставался с пьяным отцом. В лучшем случае его забирали бабушка с дедушкой — родители Михаила. Сама Кира тоже не брезговала спиртным. Её не раз видели в городе в состоянии алкогольного опьянения.

Патронажная медсестра, наблюдавшая ребёнка, обратила внимание, что Алёша растёт в неблагоприятной обстановке. У него нет игрушек, родители с ним не занимаются, не разговаривают, не читают книг и не рассказывают сказки. Весь уход за малышом сводится к тому, что его кормят. В свои два года восемь месяцев он намного отстаёт в развитии от своих сверстников.

— Сейчас он не говорит сам и понимает только самые простые слова, — констатирует региональный координатор по интегрированному ведению детей детского возраста и универсально-прогрессивной модели патронажной службы Гуль Кусаинова. — Это будет влиять на его дальнейшее психосоциальное здоровье.

В июле нынешнего года непрочный брак Киры и Михаила окончательно распался. Женщина ушла вместе с сыном и поселилась у "друга детства", который недавно вернулся из мест лишения свободы. Отец совершенно перестал интересоваться судьбой сына. Алименты на его содержание выплачивать он не собирался. Старый мамин "друг" также едва ли мог бы обеспечить Киру с Алёшкой. Он тоже нигде не работает и не мыслит жизни без спиртного. У него женщина тоже надолго не задержалась, ушла со скандалом и перекочевала к третьему мужчине, который, по его словам, пожалел бездомную мать.

На пороге зимы Кира вместе с ребёнком не имеет постоянного жилья, работы и средств к существованию. Непутёвая мать её скончалась в 2020 году, не оставив дочери никакого наследства. Продукты Кира берёт в магазине в долг, но с недавних пор давать еду без денег ей перестали. Удостоверение личности, а также свидетельство о рождении ребёнка и документ об установлении отцовства она потеряла.

— Социальные работники восстановили ей удостоверение личности, — сообщает Гуль Кусаинова. — Остальные документы в работе. В настоящее время женщина не пьёт. Наши медицинские работники характеризуют её положительно. Со слов мамы, она состоит в очереди на получение жилья с 2012 года, но на руках никаких документов нет. И в акимате тоже ничего не смогли найти по этому поводу.

Кира рассказала, что обращалась за помощью в Дом мамы, расположенный в Усть-Каменогорске, но там отказались её принять, мотивируя, что берут малышей не старше полутора лет.

— На данный момент она с ребёнком оказалась фактически на улице, — бьёт тревогу Гуль Кусаинова. — Неизвестно, сколько она проживёт с этим мужчиной. И по отношению к ребёнку это жестоко. У него есть риск отставания во всех сферах. Нет речи, внимания, привязанности. Неправильное питание — это ещё мягко сказано. Едят, если кто-то им даст. Отсутствует безопасная среда для ребёнка. Она то с одним мужчиной, то с другим. Это само по себе опасно. Мы не знаем, что происходит там, за закрытой дверью.

Сейчас судьбой Киры и Алёши занимаются патронажная медсестра и соцработник. Никого больше не интересует, что станется с маленьким Маугли, который выживает в маленьком городе, словно в джунглях. Отдавать сына на попечение государства молодая женщина не желает, но и содержать его сама не может. Ей нужна постоянная работа и хоть какое-то жилье. Патронажная служба пытается оформить Алёшу в детский сад и надеется, что акимат Алтая поможет трудоустроить его мать.

Желающие помочь ребёнку, оказавшемуся в трудной жизненной ситуации, могут позвонить по телефону социального работника (8-705-504-40-22), который занимается проблемами этой семьи, либо обратиться непосредственно к главврачу Центральной районной больницы города Алтая Коробкину Владимиру Алексеевичу (телефон 8-705-452-82-18).

Ирина Плотникова

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней