Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
14 марта 2020

В Усть-Каменогорске пытались украсть у государства целый дом

В Усть-Каменогорске пытались украсть у государства целый дом
Дом Заботы восстановлен, но так и не используется
Фото Виктора Абакумова

Четвертого февраля 2020 года прошла апелляция по скандальному делу о попытке похищения Дома Заботы с территории Левобережного парка. Подсудимые твердили о своей невиновности, но коллегия по уголовным делам областного суда сочла приговор суда первой инстанции обоснованным. Как и почему стала возможной афера с кражей двухэтажного строения, разбирался по судебным материалам корреспондент YK-news.kz.

Цена — копейка

Дом Заботы на территории Восточно-Казахстанского природно-ландшафтного музея-заповедника появился в 2016 году. Его подарил областному центру благотворительный фонд "Небесный лев" (Астана), помогающий выпускникам детских домов, детям-инвалидам, многодетным семьям. По замыслу благотворителей, здание предназначалось для работы центра социальной адаптации. В 2014 году этот проект одобрили в Комитете по защите прав детей МОН РК и акимате ВКО. Фонд "Небесный лев" на деньги спонсоров возвёл два двухэтажных бревенчатых дома в Левобережном парке и подарил их государству. Один стал Экодомом, другому предстояло стать Домом Заботы. В 2016 году в Усть-Каменогорске отпраздновали открытие. На церемонии были представители акимата и общественных организаций. Журналисты освещали торжество.

В областном центре ВКО нередко с помпой открывают различные объекты, которые не готовы к эксплуатации. В случае с Домом Заботы также имелась закавыка. У спонсора не хватило денег на подведение отопления и электричества. Как следует из свидетельских показаний председателя фонда "Небесный лев" Жании Шаукеновой, сети государство должно было подвести из бюджетных средств.

Новостройку передали на баланс Левобережного парка и благополучно о ней забыли. Оценочная стоимость несостоявшегося центра адаптации, согласно документам, составляла ровно 1 тенге.

Командовать парадом буду я!

В августе 2018 года Жания Шаукенова по настоянию своих спонсоров, желавших узнать, насколько эффективно потрачены их деньги, начала интересоваться, как работает Дом Заботы в Усть-Каменогорске. Писала запросы о его использовании в акимат ВКО. Оказалось, что здание до сих пор не достроено и не начало функционировать по назначению.

Именно в этот момент на сцене появляются главные герои этой истории. Ерсын Кудияров делал карьеру на почве общественного деятеля — был председателем общественного объединения "Молодёжь за здоровый образ жизни". Казбек Устемиров занимал должность заместителя директора музея-заповедника по хозяйственным и техническим вопросам, а в августе 2018 года временно исполнял обязанности директора. В чью голову первой пришла идея прикарманить стоящее без дела строение, история умалчивает. На суде каждый из героев стремился доказать, что не имел в мыслях затевать аферу, а преступный замысел созрел в голове у другого.

Так или иначе, 26 сентября 2018 года состоялась судьбоносная встреча двух "великих комбинаторов" в усть-каменогорском кафе "Caffeiro". Свёл их за столом общий знакомый — государственный служащий. В дальнейшем чиновник дал показания, что в разговоре он не участвовал, а сидел в сотовом телефоне. Скажем прямо, он многое потерял, потому что беседа в какой-то момент приняла захватывающий оборот. Правда, в подробностях граждане противоречат друг другу.

По версии Казбека Устемирова, Кудиярова ему представили как представителя фонда "Небесный лев". И тот сразу ввёл его в заблуждение, сказав, что собирается закончить Дом Заботы. В свою очередь, Ерсын Кудияров на суде заявил, что в кафе его привела исключительно общественная деятельность. В протоколе записано, что со знакомым чиновником "он разговаривал о реализации своего проекта", когда к ним подошёл Устемиров и поинтересовался "есть ли у него знакомые, которые занимаются транспортными перевозками, что ему нужен грузовой транспорт". Транспорт у Кудиярова, по странному совпадению, был — его брат занимался перевозками на собственном грузовике.

Судя по всему, разногласия у партнёров возникли только в ходе следствия, а в тот день в кафе они прекрасно поняли друг друга.

Ты начальник, я дурак!

В тот же день в три часа пополудни Ерсын Кудияров вместе с двумя своими братьями вошёл на территорию парка. На входе его встречал Устемиров, представивший незнакомцев как представителей "Небесного льва", прибывших ремонтировать дом. Начальству вопросов не задают, и охранник пропустил их беспрекословно.

В полночь у ворот охраняемой зоны появились легковой автомобиль и грузовик. Охранник вышел им навстречу, и один из парней протянул ему свой телефон: "На, поговори!" В трубке он услышал голос заместителя директора по хозчасти, который пояснил, что приехали рабочие от благотворительной организации. Их нужно запустить на территорию.

"Одного звонка от заместителя директора Устемирова К. М. было достаточно для пропуска, — записано в судебном протоколе со слов охранника. — Так как Устемиров позвонил и дал указание пропустить, в письменном виде он руководству не доложился".

Прибывших разместили в Доме Заботы, прокинув им для удобства свет из соседнего Экодома. Охранник, сдав смену, со спокойной душой ушёл отдыхать.

А с утра 28 сентября в доме закипела работа. Вот только ремонтом здесь и не пахло. Рабочие разбирали крышу и двери. Одну машину стройматериалов с территории успели вывезти. Похитителям никто не препятствовал. В парке были уверены, что разбор строения идёт на законном основании. Забеспокоившегося было начальника участка Исмагилова угомонил сам заместитель директора по хозчасти.

"Устемиров сказал, что есть письмо от БФ "Небесный лев", оно находится в управлении культуры, — записано в протоколе со слов свидетеля Исмагилова. — У этих людей имеются документы, они разберут Дом Заботы и увезут в город Астана в связи с тем, что здесь данный дом не задействован".

Как и когда в музее появилось это письмо, кроме самих его творцов знал только один человек. Который, как водится, не стал задавать лишних вопросов. Перед самым концом рабочего дня 26 сентября в кабинет к референту КГКП "Восточно-Казахстанский областной архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник" Гуляевой, в чьи обязанности входит регистрация документов, вошёл заместитель директора по хозчасти.

"Устемиров попросил её срочно зарегистрировать копию письма от ОФ "БФ "Небесный лев" за исходящим от 13.08.18, увидев, что в журнале регистрации есть строчка, — записано со слов Гуляевой на суде. — Так как Устемиров занимал должность заместителя директора, она не посмела возразить. Письмо было адресовано руководителю управления культуры Мухамедчинову Азамату Маратовичу. Она спросила, почему он регистрирует копию письма, на которой нет исходящего номера и визы руководителя, на что он ответил, что данное письмо ему отправили по ватсапу".

Это объяснение женщину удовлетворило. Она зарегистрировала задним числом плохо читаемую распечатку из мессенджера, в которой говорилось, что благотворители намерены вывезти дом обратно в столицу.

Как обвести вокруг пальца вышестоящее начальство, тоже было предусмотрено.

"28 сентября 2018 года, в пятницу, готовились к празднованию 50-летия этнографического музея, — рассказал на суде заместитель начальника управления культуры ВКО Мирас Жумагулов. — В этот же день примерно после обеда в кабинет вошёл ранее незнакомый мужчина, который представился как Ерсын, представитель БФ "Небесный лев". Он предоставил письмо и пояснил, что в своё время благотворительный фонд на безвозмездной основе построил два дома на территории музея-заповедника. Один из них в данный момент не эксплуатируется долгое время, и фонд решил забрать его обратно".

Поскольку на письме стояла цветная подпись Жании Шаукеновой и печать фонда, чиновник ничего не заподозрил, наложил на него резолюцию и отписал директору музея. Как позднее установила экспертиза, подпись и печать были вставлены в поддельный документ и распечатаны на цветном принтере.

Тайное становится явным

Можно предположить, на что был расчёт у расхитителей. В пятницу вечером всё начальство гуляло, отмечая юбилей музея. Сотрудников в честь праздника распустили по домам пораньше. А за выходные дом разобрали бы и вывезли в неизвестном направлении. Едва ли кто-то стал бы разыскивать пропавшую государственную собственность, которая стояла на балансе по копеечной цене. Те, кто поверил подложным письмам, едва ли стали бы поднимать шум, даже обнаружив свою ошибку.

Охранник парка Байбосынов дал показания: "Примерно в 12.00 автомашина марки "Мерседес" уехала с грузом. Данную автомашину пропустили без препятствий, так как у них было письмо на разбор Дома Заботы. В тот же вечер подошёл незнакомый парень, который сказал, чтобы они не выпускали за территорию парка автомашины. После чего приехала полиция и руководители КГКП "ВКО архитектурно-этнографический и природно-ландшафтный музей-заповедник".

"Незнакомым парнем" оказался проезжавший мимо видный городской общественник, который заметил, что с территории парка вывозят окна и двери, и усомнился в законности происходящего.

Охранники сочли необходимым доложить начальству, которое в тот момент гуляло в ресторане. Торжество было прервано телефонным звонком из парка, заставившим всех ответственных лиц устремиться на место совершаемого преступления. Тем временем появилась полиция и изъяла документ, на основании которого братья Ерсына Кудиярова разбирали Дом Заботы.

Заседание продолжается!

Когда вывоз дома был остановлен, подельники засуетились. Устемиров начал утверждать, что о планах вывоза он не ведал, считая, что даёт разрешение на ремонт дома. А Кудияров поспешил загладить нанесённый ущерб. Он передал музею через адвоката 4 030 000 тенге. Окна и крышу дома также восстановили.

Заодно выяснилось, что, несмотря на балансовую стоимость в 1 тенге, на строительство "Небесный лев" затратил около 23 миллионов. А независимая экспертиза оценила имущество, которое пытались похитить, в 16 305 793 тенге.

По итогам внутреннего расследования начальник охраны музея-заповедника и его заместитель получили выговор, а Устемиров — строгий выговор. Однако суд первой инстанции счёл, что это слишком маленькое наказание за попытку хищения государственной собственности. Дело было квалифицировано как покушение на мошенничество, прерванное по независящим от преступников обстоятельствам. Оба подельника, яростно отрицавшие свою вину и валившие всё на другого, были приговорены к трём годам ограничения свободы. Приговор был вынесен судом № 2 города Усть-Каменогорска 9 декабря 2019 года.

Кудияров и Устемиров оба подали апелляционную жалобу, утверждая, что их вина не была доказана. Однако коллегия по уголовным делам Восточно-Казахстанского областного суда, рассмотрев дело 4 февраля 2020 года, сочла приговор справедливым и оставила его без изменения. Пересмотрена была только сумма судебных издержек, неверно высчитанная и взысканная с осуждённых.

P. S. Дом Заботы восстановлен, но так и не используется. А через месяц после того, как его пытались похитить, сгорел соседний Экодом, также подаренный городу "Небесным львом".

Ирина Плотникова

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней