Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
8 февраля 2019

В Усть-Каменогорске "оптимизировали" Центр поддержки семьи и детства

В Усть-Каменогорске "оптимизировали" Центр поддержки семьи и детства
Психологам и юристам центра приходится иметь дело с людьми, страдающими от семейного насилия, склонными к самоубийству, находящимися в тяжёлом психоэмоциональном состоянии

Уникальное учреждение, оказывающее психологическую помощь семьям и детям в трудных жизненных ситуациях, сегодня само попало в сложные обстоятельства. Усть-каменогорский центр, опыт которого изучает республика, внезапно оказался вне закона. Его решено реорганизовать, передав в ведение Дворца творчества школьников. Почему такая экономия может обернуться потерей уникального опыта? Какие проблемы могут привести к окончательной ликвидации центра? Кто может решить внезапно возникшую проблему, разбирался корреспондент YK-news.kz.

Дать совет и отвести от края

Центр поддержки семьи и детства появился в Усть-Каменогорске в 2005 году в рамках проекта детского фонда ЮНИСЭФ. Через три года эту структуру передали в руки государства, и она стала работать под эгидой городского отдела образования. Главные задачи центра — это профилактика социального сиротства и помощь семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации.

Психологам и юристам центра приходится иметь дело с людьми, страдающими от семейного насилия, склонными к самоубийству, находящимися в тяжёлом психоэмоциональном состоянии. Специалисты помогают разрешать конфликты и восстанавливать нарушенные семейно-родительские отношения.

Это те случаи, с которыми уже невозможно справиться на уровне школы, — поясняет директор Центра поддержки семьи и детства Лилия Куземко. — Мы работаем с теми, кому требуется высококвалифицированная психологическая помощь. Или бесплатная юридическая консультация.

Есть у сотрудников центра и совершенно особая деятельность. Специальные операторы "патрулируют" по ночам суицидальные группы в соцсетях, выявляя зарегистрированных там усть-каменогорских подростков. Всех этих ребят держат под незримым наблюдением. Специалисты анализируют размещенные ими высказывания и картинки и определяют, существует ли реальная угроза самоубийства. Подростки не знают, что находятся "под колпаком" и что с ними постоянно ведется работа с участием педагогов учебных заведений и родителей. Лилия Куземко сообщила, что из 78 установленных в прошлом году подростков с суициальными наклонностями сейчас на контроле осталось только восемь. Попытку уйти из жизни не совершил ни один из них.

Место имеет значение

Сотрудники центра каждый год проводят до 1600 индивидуальных консультаций. Акции в поддержку семейных ценностей охватывают до 12 тысяч горожан ежегодно. А на индивидуальном патронаже у 14 психологов сейчас находятся 11 семей. К тому же каждый специалист ведёт сопровождение от трёх до пяти подростков, у которых есть трудности развития.

Контингент подопечных Центра поддержки семьи и детства формируется многими путями. Прежде всего списки детей, находящихся в группе риска, направляют учебные заведения. Приходят запросы на работу с трудными подростками и от органов внутренних дел, комиссии по делам несовершеннолетних.

В наших услугах нуждаются также органы опеки и попечительства, — перечисляет Лилия Куземко. — Семейный суд с нами плотно сотрудничает, особенно в связи с бракоразводными делами, где решается судьба детей. Детская деревня, Дом мамы, общественные объединения. Причем мы работаем не только с детьми, но и с родителями. В этом случае наша задача — не просветить взрослых, а помочь им осознать, что происходит с их ребёнком. И как это связано с тем, что творится в душе у них самих. Помогаем вырабатывать новые механизмы поведения и взаимодействия.

Для нуждающихся в поддержке людей немаловажное значение имеет даже местоположение центра. Ведь порой у попавших в трудные жизненные обстоятельства нет денег элементарно на автобусный билет.

Первоначально мы размещались в детском подростковом клубе "Спутник", — рассказывает директор центра. — В 2013 году было реконструировано здание Дворца творчества школьников, и мы переехали туда на условиях безвозмездной аренды. Велись разговоры и о том, чтобы предоставить нам отдельное здание. Но нужно учесть, что наши подопечные не поедут в район Молодёжного, это далеко. Работать в помещении ДТШ нам удобно.

Подлежит оптимизации

Усть-каменогорский Центр поддержки семьи и детства — уникальный в своём роде проект, аналогов которому до последнего времени не было по всему Казахстану. Сегодня его опыт перенимают Астана, Алматы, Кызылорда, Атырау. Именно психологи нашего центра разрабатывали для республики программу сопровождения для семейных детских домов. Оказалось, что только у нас есть специалисты, способные ее создать. Тем парадоксальнее, что в самом Усть-Каменогорске вдруг внезапно решили, что такая структура нам не нужна.

Судьбу Центра поддержки семьи и детства определили финансовые органы. О неправомерности своего существования сотрудники узнали летом 2018 года.

Департамент по мониторингу увидел, что у нас нет нормативных документов, которые регламентировали бы нас на уровне республики, — объясняет Лилия Куземко. — Вместо того чтобы дать акимату указание исправить положение, привести его в соответствие с законом, они просто вынесли решение: "Закрыть!"

Постановление акимата Усть-Каменогорска о реорганизации Дворца творчества школьников путём присоединения к нему КГКП "Центр поддержки семьи и детства" вышло 15 октября 2018 года.

Целью данной реорганизации является оптимизация административных функций, — пояснил заместитель руководителя отдела образования Усть-Каменогорска Дмитрий Журавлёв.

Иными словами, из самостоятельной структуры центр превратился в подразделение ДТШ. Было сокращено пятеро сотрудников, включая директора. В настоящее время, как сообщили в гороо, идёт переделка уставных документов Дворца творчества школьников, чтобы прописать в нём новое подразделение.

Проблем не будет, — даёт комментарий директор ДТШ Галина Асташкина. — Мы и раньше работали вместе.

Деятельность, которой... нет

И всё же проблемы, как выясняется, существуют. Профиль ДТШ — это творческая деятельность. Центр же занимается психологическим сопровождением трудных детей и семей. Ни функции, ни контингент у них не совпадают. Новую структуру просто механически присоединили к организации, в здании которой она работала. По этому принципу можно было бы объединить "АЛМА ТВ" и среднюю школу № 12, у которой телевизионщики арендуют помещение.

А главное — нынешняя реорганизация спасёт центр только до будущей финансовой проверки. Потому что, согласно существующей нормативно-правовой базе, структуры, занимающейся психологической помощью в сфере образования просто не должно быть.

Если бы это было прописано в кодах экономической деятельности, вопроса бы такого не существовало, — поясняет Лилия Куземко. — А в этих кодах есть социально-психологическая помощь в области социальных услуг, но нет — в области образования. Хотя стандарты подобной деятельности существуют. И в Законе о госимуществе прописано, что могут быть организации с таким профилем. И вот это противоречие лишило нас возможности развиваться.

Кто поможет?

Как повлияет слияние с ДТШ на деятельность центра, окончательно пока не ясно. Очевидно лишь, что уже идет отток специалистов. На сегодняшний день ушли трое.

Ещё одной проблемой станет невозможность сохранить в штате центра юриста. Ведь учреждению, занимающемуся детским творчеством, он по профилю не положен. А вот социально-психологическая служба в нём очень нуждается.

В начале учебного года мы узнали о преобразовании, поэтому не стали приглашать юриста, — рассказывает Лилия Куземко. — Так школы нам уже телефоны оборвали: "Нам нужны консультации!" Ведь люди, которые к нам обращаются, зачастую не имеют денег для того, чтобы нанять адвоката. Для них это была единственная возможность получить юридическую помощь. Мы ходатайствовали, чтобы в нашем штатном расписании сохранили юристов, но пока ответа нет. Оставили только психологов и социальных педагогов.

На данный момент из 21 человека, работавшего в Центре поддержки семьи и детства, осталось 15. А самое главное — угроза полной ликвидации организации сохраняется.

Нас собирали в антимонопольном комитете, — продолжает Лилия Куземко. — Их тоже тревожит, что наш код экономической деятельности не подходит к образованию. Другого кода нет. Надо ходатайствовать, писать в Министерство экономики, чтобы его выделили. Но кто станет этим заниматься? Я к депутатам обращалась, вопрос не решился. Пока антимонопольщики дали согласие на наше объединение с ДТШ. Однако если финансовые органы станут проверять, это несоответствие выползет.

Пока центр будет работать в составе ДТШ, а дальше надо что-то решать, — согласился с мнением заместитель руководителя городского отдела образования Дмитрий Журавлёв. — Следует ходатайствовать о приведении кодов в соответствие с действительностью.

Сегодня реорганизуется центр в Усть-Каменогорске. И никто не знает, что с ним будет завтра. Но недоразвитая нормативно-правовая база может в любой момент оставить вне закона все центры поддержки семьи и детства, созданные в Республике Казахстан по нашему образцу. Станет ли областной центр ВКО местом, с которого началась ликвидация нужного стране начинания? Или, напротив, он снова выступит лидером, способным решить эту проблему для всех?

P. S. Журналисты YK-news.kz помогли переслать предложении по спасению Центра поддержки семьи и детства депутату Мажилиса Ирине Смирновой, часто поднимающей в Парламенте трудные вопросы системы образования. 30 января 2019 года эти предложения были переданы в Министерство образования и науки Республики Казахстан.

Ирина Плотникова

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней