RSS

Обратная связь

В Усть-Каменогорске некоторые родители вспомнили о детях ради пополнения кошелька

В Усть-Каменогорске некоторые родители вспомнили о детях ради пополнения кошелька

С 2019 года в Казахстане стартовало множество проектов, направленных на улучшение жизни многодетных и малообеспеченных семей. Дело действительно нужное, и многие семьи получили реальный шанс повысить свой жизненный уровень при поддержке государства. Но, как и у любого общественного явления, у программы есть и свет, и тени. В этой теме разбирался корреспондент YK-news.kz.

Дважды сирота

Карим (имена здесь и далее изменены) до определенного возраста не знал, что такое мать. Единственной родной душой воспринималась прабабушка, растившая его с младенчества. Женщина, которую старушка называла его мамой, иногда забегала к ним, в основном для того, чтобы занять денег. Апашка отчитывала непутевую, но потом со вздохом раскрывала кошелек, где хранилась пенсия.

Мама Карима Нурзада тоже выросла без родителей. Когда ей исполнилось восемнадцать, органы соцзащиты помогли ей приобрести комнату в малосемейке. Девушка устроилась работать в строительную бригаду, так как имела навыки штукатура-маляра.

В бригаде работал разношерстный народ: и молодые ребята, и уже пожившие на белом свете ветераны строительного бизнеса, или, как их именуют в народе, шабашники. Одна черта крепко роднила их между собой. Каждый сданный объект бригада отмечала эпическими гулянками в одном из многочисленных питейных заведений областного центра. Молодая девчонка быстро пристрастилась к разгульному образу жизни. И полной мерой хлебнула все его последствия, в один прекрасный день обнаружив у себя незапланированную беременность на позднем сроке.

Новорожденный Карим почти сразу же прописался у прабабушки, так как мама заявила, что должна работать, чтобы прокормить малыша. В редкие часы благоразумия Нурзада действительно подрабатывала то тут, то там. Но все заработанные ею деньги уходили на выпивку, а в маленькую комнатенку соседи не раз вызывали наряды правоохранителей, дабы урезонить буйную компанию. В конце концов бабушка махнула рукой на беспутную внучку и занялась воспитанием малыша самостоятельно.

Прошло несколько лет, Нурзада сошлась с мужчиной. Правда, свела их вместе не иначе как взаимная страсть к горячительным напиткам. Вместе употребляли спиртное, вместе занимались поисками средств на опохмел. "В браке" женщина родила еще троих детей, которые существовали в одной комнате с родителями. Когда неблагополучную семью навещали представители органов опеки и попечительства, женщина прятала последствия алкогольных оргий, чтобы для проверяющих семья выглядела пусть бедной, но приличной.

Гром грянул, когда Кариму пришло время идти в первый класс. Выяснилось, что мальчик фактически живет у апашки, мать его не навещает в течение долгого времени, а оформить опеку на бабушку не позволил ее более чем преклонный возраст. Сотрудники органов опеки не раз пытались наставить Нурзаду на путь истинный, но их попытки не увенчались успехом. В конце концов было принято решение об ограничении родительских прав на шесть месяцев. Карима временно поместили в детский дом.

Несколько месяцев назад женщина неожиданно обратилась в суд с просьбой отменить ограничения. Выглядела она вполне прилично, следы недавнего опьянения на ее лице отсутствовали, в глазах светилась решимость вернуть старшего сына. По решению суда мальчик оправился на новое место жительства, к матери.

Казалось бы, в истории Карима наконец наступил долгожданный хеппи-энд. Но не тут-то было! Недавно Нурзада пришла в органы опеки с отказной. В беседе с сотрудниками женщина заявила, что мальчик ей не нужен, потому что он не может найти общий язык с ее сожителем и другими детьми. Ни на какие уговоры мать-кукушка не поддалась.

Позже выяснилось, что, получив право самостоятельно воспитывать Карима, Нурзада сразу же подала документы на получение адресной социальной помощи. Как только пособие было пропито, женщина вернула ребенка обратно в детский дом.

За кулисами драмы

По итогам 2018 года в регионе насчитывалось 6853 малообеспеченные семьи. Из них более двух тысяч — многодетные. Им была оказана адресная социальная помощь нового формата. Из областного бюджета на эти цели уже выделено полтора миллиарда тенге. В 2019 году власти поставили задачу выявить реальные цифры нуждающихся в подобной помощи.

Кроме того, многодетные семьи стали приоритетным направлением социальной политики в наступившем году.

— Так как сейчас появились хорошие льготы для многодетных и малообеспеченных семей, некоторые родители просто прикрываются своими детьми, — убеждена заведующая сектором опеки и попечительства гороо Усть-Каменогорска Юлия Овечкина. — По сути у них нет никаких родительских чувств, но они восстанавливают права на своих детей и приходят за помощью. Это неблагополучные семьи, которые, прослышав о льготах, понимают, что за счет детей могут получить определенные пособия.

Работники органов опеки и попечительства признаются, что люди, которым устанавливают ограничение родительских прав, крайне редко восстанавливают свои права на воспитание детей.

— Ежегодно у нас проходит порядка 45 - 50 ограничений, и хорошо, если один человек в год восстанавливается, — приводит факты Юлия Овечкина. — Одни просто продолжают вести асоциальный образ жизни, другие доводят себя до того, что погибают от злоупотребления алкоголем и наркотиками, а некоторые матери начинают новую жизнь, рожают новых детей — и опять становятся нашими подучетными. Восстанавливаются лишь единицы.

Но в последнее время в этой области наметились настораживающие перемены.

— Недавно к нам пришла женщина, уже имеющая шестерых детей, — рассказала сотрудница органов опеки одного из районов области. — Явилась с просьбой об усыновлении еще одного ребенка. Вначале мы были поражены. Ведь семья и без того нуждается, зачем же усугублять ситуацию? А потом я открыла законодательство и все поняла. Предприимчивая особа попросту решила довести количество своих детей до семи и получить статус "Алтын алқа".

По информации работников сектора опеки и попечительства, для установления опеки нужно всего пять документов. Это очень упрощает процедуру. И тревожащих фактов, когда недобросовестные родители или опекуны начинают борьбу за детей ради денег, становится все больше.

— Раньше мы могли таким горе-опекунам отказать, если не позволяли жилищно-бытовые условия, — признаются они. — А сейчас у нас нет этого рычага. Это не прописано в стандарте, а следовательно, оснований для отказа нет. А потом люди заявляют, что не справляются, и снова пишут отказ от ребенка.

С обывательской точки зрения таких отцов и матерей стоит и вовсе лишать родительских прав. И в некоторых случаях эта мера применяется судами.

— Если мы видим, что семья в будущем не исправится и никакие меры не помогают, тогда сразу подаем на лишение, — комментирует Юлия Овечкина. — Ограничение все-таки дает родителям шанс за полгода как-то реабилитироваться. Но эти полгода дети находятся в детских домах и не подлежат усыновлению. Родственники могут их временно взять под опеку, но усыновить в этот период нельзя.

По истечении шести месяцев граждане Казахстана имеют право на усыновление отказных детей, после чего обратного хода уже нет — родитель никогда не сможет восстановиться в правах. Именно поэтому суды по делам несовершеннолетних применяют лишение крайне редко. Но зачастую временное ограничение не спасает детей от манипуляций.

— Был случай, когда мама забрала ребенка, а через полгода отказалась от него категорически, — вспоминает сотрудник сектора опеки и попечительства. — Если бы мы установили этому ребенку статус оставшегося без попечения родителя, то могли бы вовремя включить его в очередь на получение жилья, и эта очередь продвигалась бы. А в итоге все эти годы прошли впустую и привели к тому же лишению прав.

Тем не менее закон считает, что отобрать дитя даже у такой матери можно только в исключительных обстоятельствах: если родитель сам отказывается от ребенка, злоупотребляет алкоголем, употребляет наркотики или жестоко обращается с ребенком.

На изломе

Культовый японский писатель Харуки Мураками писал, что ребенок, которого хоть однажды бросила семья, остается сиротой до самой смерти. Но это не единственная горькая и губительная для внутреннего мира ребенка метаморфоза, которую вызывают подобные жизненные обстоятельства.

— Зачастую родители из малообеспеченных семей, дети которых получают бесплатную помощь от государства, воспринимают это как должное, — негодует Юлия Овечкина. — В Усть-Каменогорском отделе образования есть фонд всеобуча, из которого оказывается поддержка таким семьям. На эти средства покупаются подарки к праздникам, одежда или принадлежности. Понятно, что на дорогие презенты денег не хватает. И находятся люди, которые возмущаются, что из-за копеечного подарка пришлось ехать к нам из своего района города. Либо поднимают скандал, что бесплатно выдали не такую куртку или сапоги, какие они хотели бы.

Психологи уверены, что дети, которыми родители пользуются, чтобы получить что-то, не тратя ни усилий, ни средств, обречены на пассивное и зависимое положение в жизни, а это может привести к катастрофическим последствиям не только для самой личности, но и для всего общества.

— С одной стороны, девочка или мальчик видит, что некие блага можно получить, не затрачивая особых усилий, — поясняет психолог Елена Дутова. — С другой — ребенок не научен любить и дорожить ближними, потому что его самого не любили и использовали в качестве, не побоюсь этого слова, разменной монеты. Это гремучая смесь, порождающая социальный паразитизм и зависимость. Личность, сформированная таким образом, не будет деятельным и полноценным членом общества. Такой человек всегда ждет милостыни от государства. И если не получает ее, то становится легкой добычей всякого рода политических аферистов. Во всех социальных конфликтах проще всего выгнать на площади именно таких людей — недовольных тем, что государство им чего-то не додало, на что они имеют, как им кажется, полное и незыблемое право.

С ней согласна и судья областного специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних Сания Тутканбаева.

— Дети учатся у родителей. Если родители занимают паразитическую позицию, то их копируют и дети, — убеждена она.

Что же станет с семилетним Каримом? Его мать, отказавшая ему в самом необходимом — родительской любви, поддержке и уверенности в том, что он нужен на этом свете не только как средство обогащения, более не сможет влиять на его дальнейшее становление. Бабушка уже очень стара и сама нуждается в помощи. Скорее всего, мальчик останется в детском доме до совершеннолетия. И будет жить на средства, выделяемые для него государством.

Сотрудники сектора опеки и попечительства приводят цифры, согласно которым чаще всего матери и отцы, отказывающиеся от своих детей, сами в детстве пережили подобную трагедию. Неужели из этого порочного круга не существует выхода?

— Чтобы социальную поддержку получали люди, действительно заботящиеся о детях, необходимо вводить дополнительные критерии, которые позволят объективно определять статус малообеспеченной семьи, — уверена Сания Тутканбаева.

Быть может, выход в том, чтобы усилить органы опеки и попечительства, в которых на сегодняшний день не хватает штата, чтобы инспекторы по делам несовершеннолетних и психологи могли отслеживать неблагополучные семьи и предоставлять нужные данные работникам социальной защиты. Возможно, следует пересмотреть и дополнить законодательство о браке и семье. Ясно одно — необходимость перемен назрела.

Мира Круль

Просмотров: