Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
14 июля 2019

В ВКО реализуются уникальные проекты для детей-инвалидов

В ВКО реализуются уникальные проекты для детей-инвалидов
Многие дети боятся дотрагиваться до незнакомых предметов. Причина такой осторожности — чрезмерная родительская опека

Уход за больным ребёнком — родительский подвиг или пожизненное наказание? Чему должны учиться папы и мамы детей с ограниченными возможностями? Может ли инвалид жить жизнью обычного человека и что для этого нужно, изучал корреспондент YK-news.kz.

Особый ребёнок

Свет для Радмира померк, едва он успел его увидеть. Роковую роль сыграла, по всей видимости, ошибка медиков: новорожденному случайно сожгли хрусталик. О слепоте малыша родители догадались не сразу.

— В тени он нас не видел, — рассказывает отец Радмира. — Только когда становились напротив окна, замечал. Так мы и поняли, что с ним.

Приспосабливаться к слепоте мальчик вынужден был практически с рождения. Скоро ему исполняется десять лет. Среди других слабовидящих ребят, приехавших на конный двор в Винное в рамках проекта "Открываем мир", Радмир выделяется смелостью и активностью. Грамотно и быстро отвечает на вопросы, охотно идёт на контакт с незнакомыми людьми. Когда воспитатели предлагают детям нагнуться и пощупать рукой опилки в манеже, некоторые опасаются это делать. Тем временем Радмир уже надел защитный шлем и готовится прокатиться на лошади. В манеже он не впервые. Сюда уже полтора года возят его родители.

— Дома он всё делает сам: ходит, одевается, — объясняет отец. — Так мы его воспитываем. Жена — психолог по образованию. Он на английском хорошо разговаривает, научился сам. Когда я в гараже работаю, он может целый день возиться рядом. Сестрёнка младше на год. Они присматривают друг за другом.

Радмиру предлагают сфотографироваться для газеты, но парнишке некогда заниматься пустяками. Он познакомился с водителем автобуса и уже учится открывать двери пассажирского салона.

Родительский подвиг

Далеко не все родители детей-инвалидов обладают такой смелостью и выдержкой, как Ринат и Айжан — папа и мама Радмира. Только они знают, чего им стоит не кидаться впереди своей кровиночки, не решать за него все возникающие проблемы. Они продолжают осваивать эту трудную жизненную науку вместе с сыном.

Проект "Открываем мир" организован фондом "Дара" не только для детей с нарушениями зрения, но и для их родителей. В специальном летнем лагере семь дней занимались 12 детей из Нур-Султана и Усть-Каменогорска. Пока малыши знакомились с окружающей действительностью и друг с другом, специалисты-тифлопедагоги из Москвы обучали взрослых.

— Мы приехали на этот проект, чтобы помогать родителям и педагогам, показывать им, как работать с этими детьми, — говорит доцент кафедры тифлопедагогики Московского педагогического государственного университета Венера Денискина. — У нас в лагере было много мероприятий, и на каждом мы помогали родителям. А с двух до трёх часов дня, когда дети спали, занимались со взрослыми. Педагогам демонстрировали, как надо взаимодействовать с такими детьми, чтобы им стало доступно и интересно.

Венера Закировна обращает внимание на то, что многие дети боятся дотрагиваться до незнакомых предметов. Причина такой осторожности — чрезмерная родительская опека. К тому же они растут дома, вне детского коллектива. И всё незнакомое их пугает, срабатывает так называемая сенсорная защита. А ведь познавать мир слепой может только руками. Специалистам предстоит не только отучить детей бояться, но и убедить родителей всё давать им познать на ощупь.

— Есть два типа родителей, — констатирует Венера Денискина. — Одни хотят спокойно жить сейчас. Быстро одел, быстро ложку сунул, накормил. А вторые хотят умереть спокойно, уверенные, что их ребёнок всё умеет и не пропадёт без них. Самостоятельности в быту надо учить всех. Не может ногами дойти — на четвереньках, ползком, перекатываясь. Но человек должен всё делать сам!

Преподаватель тифлопедагогики Московского педагогического государственного университета Наталья Шведова учит ребят исследовать пространство при помощи трости, показывает папам и мамам слепых детей, как развить этот навык в домашних условиях.

— Это материнский подвиг, испытание, — убеждена Наталья Петровна. — Результат этого труда будет виден через двадцать лет. Вырастили ли вы сына или дочь добрыми, самостоятельными, такими, к которым уважительно относятся соседи, окружающие люди, которыми, может быть, гордится вся страна? Даже в этом лагере некоторые родители ждут, что вот приехали две волшебницы и разом все проблемы решат. А надо самим не лениться, не стесняться чужих взглядов, работать поэтапно с ребёнком, осваивая простые действия. Что это такое: ведут его за руку, а трость волочится сзади! Когда ребёнка ограничивают, он растёт безвольным. Во взрослом состоянии его очень легко будет подавить, принизить. Плохо, что в Казахстане некоторые дети-инвалиды вообще не обучаются, дома сидят. Фонд "Дара" пытается выводить этих детей, чтобы они получали образование. Тот, кто учился в школе, знает все органы власти, понимает, куда можно пожаловаться на обидчиков, что делать положено, что не положено.

Тревожит педагога с 35-летним стажем то, что её подопечные, растущие в четырёх стенах, не умеют играть друг с другом, не интересуются окружающими людьми, не могут участвовать в диалоге.

— Начали играть в игру "Скажи доброе слово", а они их не знают, — рассказывает Наталья Шведова. — Потому что он всё время с мамой, она всё для него делает, а ребёнок её за это не благодарит. Он даже не знает, что какие-то слова в этом случае полагается говорить. Вот такие вещи обнаруживаются.

Видеть путь к звезде

Ярким примером того, что инвалидность — не повод замыкаться в четырёх стенах и в своих бедах, служит сама кандидат педагогических наук Венера Денискина. Зрение она потеряла ещё в детстве, а к тридцати годам пропали обоняние и слух. Но даже в таких обстоятельствах, оказывается, можно не только стать самостоятельным человеком, но и помогать другим.

— Нет безвыходных положений, — убеждена Венера Закировна. — Выхода нет только из гроба. Человек либо ищет его, либо нет. Я всю жизнь работаю над собой.

К самостоятельности её начали приучать в семье с раннего детства. Узнав о диагнозе дочери, её мать познакомилась со слепыми людьми, училась у них, наблюдала, как они живут. То, что Венера не могла увидеть сама, передавали ей родители.

— Главное — самостоятельность! Мама учила меня полоть, доить, папа — косить траву, пилить, — делится условиями жизни Венера Денискина. — Готовить меня начали учить в семь лет. Поэтому в принципе в жизни умею все. Я всегда говорю: любой инвалид должен быть очень трудолюбивым. Он не должен ждать готового, никого не должен обвинять. Сейчас у нас столько внимания инвалидам. Они привыкают брать, брать и брать. А нам надо научить их ещё и отдавать.

Она отдаёт всю жизнь — всё, что только может. Опыт, знания, доброту. Венера училась в интернате для слепых детей. Там она занималась гимнастикой, пела, играла в драмкружке. Решение стать учительницей оформилось у девочки ещё в шестом классе.

— Я была очень активная, всех успевала достать, — смеётся она. — В девятом классе мне педагог сказала: "Вот твои подружки. Им, возможно, поставят двойки на экзамене. Чем болтаться, давай, помогай им!" И это было моё первое репетиторство. Девчонки сдали экзамены на четвёрки.

Венера Денискина даже в сильнейших очках не может различать лица людей, с двумя мощнейшими слуховыми аппаратами не в состоянии запоминать голоса. Но при этом ещё до недавнего времени в служебные командировки ездила без сопровождающих.

Несмотря на немалый возраст (а она уже отпраздновала своё семидесятилетие), Венера Закировна сохраняет живую любознательность и всегда готова к новому опыту. На конном дворе она знакомится с мерином по кличке Форсаж и с детским восторгом обнаруживает, какой у него замечательный мягкий нос.

Пример удивительной стойкости и жизнелюбия этой женщины вдохновляет её учеников. В родном Башкортостане о судьбе слепой учительницы написали книгу "На пути к своей звезде".

Здравствуй, доктор лошадь!

Приятно удивил московских специалистов тот факт, что в Усть-Каменогорске для детей с ограниченными возможностями был создан специальный манеж.

— На постсоветском пространстве я больше такого не видела, — признаёт Венера Денискина.

Между тем усть-каменогорский опыт иппотерапии действительно уникален. Но работа наших тренеров основывается на тех же принципах: самостоятельный труд и доверие. В некоторых случаях занятия с "доктором лошадью" творят с больными детьми чудеса: молчуны начинают говорить, слабые — двигаться, аутисты — искать контакт с окружающим миром.

— Занимаемся мы с ребятами с самыми разными диагнозами: опорно-двигательные заболевания, шизофрения, аутизм, синдром Дауна, задержка психического развития. Всё кроме очевидных противопоказаний: остеопороз, ломкость костей, нестабильность шейного отдела позвоночника, — поясняет главный тренер паралимпийской сборной Казахстана по конному спорту Елена Черникова. — Процесс реабилитации предполагает всестороннее развитие мышц. Человек, который нормально не ходит, не сидит, — на лошади испытывает все нагрузки, что и при хождении. Для незрячих детей — ориентирование в пространстве. У каждого свои упражнения. Мы не заставляем особых детей работать самих, а предоставляем им эту возможность! Многие родители, сами того не понимая, не дают своим детям развиваться.

Методика иппотерапии в Усть-Каменогорске разрабатывалась много лет на основе практического опыта. Первую экспериментальную группу создавали на деньги спонсоров. Крытый манеж для инвалидов построил областной акимат.

Здесь нет врачей и боязни лечебных процедур. Даже медицинский работник ходит в синем халате. Дети думают, что они приезжают просто покататься на лошадке. А папы и мамы в это время учатся отвыкать от гиперопеки своих больных малышей. Из-за барьера они наблюдают за тем, как их ребёнок преодолевает себя и познаёт этот сложный и опасный, но такой увлекательный мир.

Ирина Плотникова
Фото автора

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней