Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
8 февраля 2020

Врачи паллиативной помощи: Мы не имеем права терять самообладание!

Врачи паллиативной помощи: Мы не имеем права терять самообладание!
Фото Виктора Абакумова

Полгода назад в области стали появляться мобильные бригады, основное назначение которых — обезболить и облегчить жизнь неизлечимых больных онкологического профиля. Прошло уже достаточно времени для того, чтобы оценить работу бригад и узнать, как зарождалась и трансформировалась паллиативная служба в регионе.

Перед нами частный дом, обнесенный высоким забором. У калитки встречает приветливая молодая хозяйка Нина. Она придерживает сторожевого пса, пока бригада в составе специалистов паллиативной помощи, фотограф и корреспондент YK-news.kz проходят через небольшой двор. Уже перед дверью какая-то невидимая сила заставляет на секунду притормозить. Там, в доме, пациентка четвертой онкологической группы. У таких больных рак уже отобрал шансы на победу, и они ждут от врача не лечения, а облегчения страданий.

Переступив порог дома, медики уверенно проходят через сени и поворачивают в сторону небольшой комнаты, где лежит пожилая женщина с неоперабельным раком. Ее дочь Нина уже успела зайти внутрь и теперь рассказывает врачам о состоянии матери, показывает бумажки с результатами анализов и что-то спрашивает. Беседа продолжается 10 минут. Еще столько же специалисты проводят осмотр.

Пока пациентка слабым голосом отвечает на вопросы врача, Нина уделяет несколько минут корреспонденту. Выясняется, что ее мать раз в полтора месяца попадает в паллиативное отделение онкоцентра для купирования неприятных симптомов болезни, а когда состояние больной стабилизируется, ее выписывают домой. Рассказывает и о том, что не так давно мама попала в больницу в критическом состоянии, но после выписки ситуация значительно улучшилась.

— Она (мама — прим. ред.) смирилась с болезнью и уже ко всему готова. Настраивает нас, дочек. Ну и мы ко всему уже готовы, поддерживаем маму. Боремся как можем, ведь если совсем не бороться, болезнь возьмет, — говорит Нина. — Ежемесячно нас в паллиативное отделение не принимают, так как пациентов там много. А так мы ложимся каждые полтора месяца. В последний раз вот пролежали больше положенного — 22 дня. Врач не хотела нас выписывать, боялась, что откроется кровотечение. Но мама уже устала в больнице и хотела Новый год встречать дома. Если бы была возможность находиться в больнице подольше, мы бы находились. Там все-таки профессиональные уход и постоянное наблюдение, при ухудшении состояния врачи отреагируют сразу. Хотя мама там оставаться надолго не хочет. Ее тянет домой. Говорят же, что дома и стены помогают.

Когда мы покидаем дом, Нина провожает нас с благодарностью.

Не доживать, а жить

Паллиативное отделение в онкологическом центре Восточно-Казахстанской области появилось в 2014 году. Это стало настоящим чудом для больных с терминальной стадией рака.

В 2017 году работать в отделение неизлечимо больных пришла Назигуль Байбакирова. Привела сюда этого замечательного специалиста личная трагедия.

— В Казахстане нет официально признанной специальности "врач паллиативной помощи". На эту должность могут пойти врачи различных специальностей. Так вот я много лет работала гастроэнтерологом. А здесь оказалась, когда муж заболел раком. Пришла в отделение, чтобы помогать и ухаживать за ним. А когда он умер, я не смогла уйти и бросить пациентов, — вспоминает Назигуль Кумаровна.

В паллиативное отделение попадают больные онкологического профиля, которым не помогло лечение. Попадают и те, у кого рак выявили на поздних стадиях и бороться с ним уже бесполезно. Лечить здесь не будут, но зато усыпят боль, уберут неприятные симптомы, успокоят, поговорят и просто возьмут за руку. Сделают все, чтобы отведенное человеку время не было пыткой.

— У нас симптоматическое лечение: устраняем боль и кровотечения, ликвидируем жидкость в легких и брюшной полости, тошноту и рвоту. Если медицинский персонал работает с болью физической, то психолог работает с болью душевной. Психологическую помощь получают как пациенты, так и их родственники, — рассказывает Назигуль Кумаровна. — Да, мы не можем вылечить пациента. Но можем сделать так, что когда смерть придет, она будет естественной и мягкой, а человек и его родственники будут подготовлены к этому. Ведь очень важно, как человек уйдет и останутся ли чувство вины и тягостные воспоминания у его родных.

Назигуль Кумаровна объясняет, что паллиативное отделение рассчитано на 15 коек. Пациенты могут находиться здесь от 8 до 25 дней. К сожалению, спрос на услуги паллиативной помощи высок. Только за 2019 год через отделение прошли 335 пациентов. Но когда разговор заходит об актуальных проблемах, собеседница не жалуется на нехватку коек, препаратов или оборудования, хотя и отмечает, что уровень оснащенности есть куда повышать.

— Проблем с медикаментами на данный момент нет. Раньше они возникали, по крайней мере в начале и конце года, но сейчас всего достаточно, есть и наркотические обезболивающие. Наша основная проблема — кадровая. Работать тут некому, мало кто хочет идти в паллиатив. Отделение тяжелое, опасность профессионального выгорания очень высока. Сюда идут люди, которые действительно хотят помогать больным, — поясняет доктор.

Врач рассказывает о том, что у некоторых пациентов с распадом опухоли на теле образуются зияющие раны, через которые видно внутренние органы.

— К таким больным сотрудники отделения заходят в марлевых масках, потому что в палате стоит характерный запах. Самому пациенту очень страшно от всего того, что с ним происходит. Поэтому специалист не имеет права терять самообладание, — объясняет собеседница.

Но далеко не каждый больной стремится попасть в больницу или провести последние минуты жизни в окружении врачей. Кто-то хочет быть дома, с родными и близкими. Кто-то впадает в тяжелую депрессию, глядя на других больных и их страдания. Для таких пациентов настоящим спасением становится бригада паллиативной помощи, выезжающая на дом.

В родных стенах

С июля 2019 года на территории Усть-Каменогорска начали работать две мобильные бригады паллиативной помощи. Чуть позже, в октябре, аналогичные бригады появились в районе Алтай, Глубоковском, Шемонаихинском и в Риддере, то есть там, где высок уровень онкозаболеваний. За это время они провели 3 453 посещения паллиативных больных. А в январе 2019 года в областном центре организованы еще две мобильные группы.

О работе этих групп рассказала заведующая центром семейного здоровья городской поликлиники № 2 Ляйля Чалова. Именно на базе этой поликлиники была создана одна из первых паллиативных бригад.

— Мы работаем в тесном контакте с онкоцентром. Они передают нам больных четвертой клинической группы. В состав бригады входят врач общей практики, медицинская сестра общей практики, психолог и социальный работник. Также с бригадой может выехать врач-онколог, — объясняет Ляйля Чалова. — Когда нам передают больных, первый выезд бригада делает в полном составе. Специалисты определяют цели и задачи, оценивают состояние больного, определяют, какой тип помощи ему нужен. Может быть, медикаментозная терапия, социальная помощь или что-то еще. После первого выезда специалисты могут приезжать к больному раздельным составом.

Далее посещения осуществляются на регулярной основе. А периодичность выездов планируется, исходя из тяжести состояния больного. Наиболее часто бригада посещает терминальных или умирающих больных, у которых болевой синдром уже не купируется. Медсестра приезжает к таким пациентам ежедневно, а врач два - три раза в неделю.

— В день у нас получается около четырех выездов. До появления мобильной бригады помощь оказывалась участковым врачом и участковой медсестрой. Но у участковых медицинских работников не было необходимых знаний и навыков для профессиональной работы с паллиативными больными, а также не было возможности совершать выезды часто, — говорит заведующая центром семейного здоровья. — Паллиативная бригада создана именно для того, чтобы не оставлять пациента один на один с его болью и проблемами, постоянно находиться рядом и окружать заботой.

Врач паллиативной бригады Асель Абекова рассказывает о том, какая большая работа проводится с родственниками больных. Она вспоминает историю одной пожилой пациентки, которая попала под наблюдение паллиативной бригады с раком молочной железы. Буквально за несколько месяцев опухоль дала метастазы в мозг. Больная потеряла способность говорить и совершать простые бытовые действия. При этом сама больная смирилась со своим диагнозом. А ее единственная дочь очень тяжело переживала как сам факт болезни матери, так и случившиеся с ней изменения. Психолог вела серьезную работу с девушкой. И даже после смерти матери дочь продолжила контактировать с врачами, так как нуждалась в поддержке.

Но не только психологической помощи ждут родственники больного. Их важно научить ухаживать за тяжелым пациентом, дабы не приумножать его страдания. Как предупредить пролежни и исключить пневмонию? Эти и многие другие нюансы людям объясняют и показывают медработники бригады.

Асель Абекова также упоминает социальных работников, которые вносят серьезный вклад в общее благое дело. Одиноким больным они помогают оформить пенсию, совершать покупки и организовывать быт.

Несмотря на то что на сегодняшний день паллиативная помощь организована только для онкологических больных, в ней нуждаются и другие категории пациентов. Это люди с почечной, сердечной и легочной недостаточностью в терминальной стадии, с хроническими болями. Все врачи, с которым корреспонденту "МГ" довелось беседовать, выражают надежду на то, что паллиативная помощь будет развиваться и позволит каждому неизлечимо больному человеку не просто выживать, а жить легко и без агонии, покидая этот мир с благодарностью за отведенное время.

Елизавета Седых

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней