RSS

Обратная связь

6 января 2019, 10:24

Вблизи Усть-Каменогорска живёт семья, в которой родилась двойня, а затем – тройня

Слева направо: старшая дочь Милана, тройняшки Марьям, Ислана и Раяна, их родители Ринат и Екатерина, в верхнем ряду двойняшки Вислан и Бислан
Фото: Ирина Краскова

Екатерина Булатханова: «Сначала у нас была только дочка Милана. Через шесть лет родились мальчики-двойняшки. А еще через четыре года мы с удивлением узнали, что у нас будет тройня!» Как живет столь неординарная семья, почему для них выйти вместе на улицу — неблагодарный подвиг, узнавал корреспондент YK-news.kz.

Булатхановы живут в поселке Солнечном. Несколько километров — и Усть-Каменогорск, микрорайон Согра. Сюда, в среднюю школу № 18, ездят на учебу старшие дети. Милане сейчас 13 лет, а братьям Вислану и Бислану — по семь.

Екатерина Булатханова остается дома с дочками. Они тройняшки — Раяна, Ислана, Марьям. Им по три года. На первый взгляд, девочки не просто похожи, они абсолютно одинаковые. Ощущение такое, будто найти пять отличий — нереально.

— Да что вы, они совершенно разные, — с улыбкой уверяет глава семейства Ринат. — Вот с сыновьями сложнее. Учителя их постоянно путают! Да что педагоги, признаюсь: я сам иногда не могу быстро сообразить, кто передо мной — Бислан или Вислан?..

— У вас с Катей в роду были двойни-тройни?

— Как оказалось, были. Но это не прямые, не близкие родственники. И мы даже толком не знали о них, — рассказывает Катя Булатханова. — Когда на УЗИ нам поставили тройню, я стала специально расспрашивать бабушку, и выяснилось, что в роду действительно были многоплодные беременности.

— У вас, наверно, часто спрашивают об этом — про родственников, про двойни?

— Нет, нечасто, многие стопроцентно уверены, что это результат ЭКО, — улыбается Екатерина.

***

Поселок Солнечный небольшой, и все так или иначе знакомы друг с другом. Булатхановых сложно не знать, трудно не заметить. А вот люди неместные (например, водители, экспедиторы, которые привозят продукты в магазины) смотрят на Булатхановых во все глаза.

— Я устала от глупых вопросов типа «Это что, все ваши?!». Нет, взяла у соседей напрокат! — смеется Екатерина. — Да, нашу бригаду видно издали. Но на самом деле мы не так часто бываем на улице всей семьей. Это технически сложно.

С двойней Катя гуляла чаще: у них была коляска на двоих малышей. На сборы, правда, уходило много сил и времени. Особенно зимой. Зачастую приходилось поднимать, а вернее даже тащить на пятый этаж коляску с двумя спящими малышами.

— Теперь представьте тройню… Всё в разы усложняется. Самая большая проблема состояла в том, что мы долго искали и нигде не могли найти коляску для троих малышей, — вспоминает Катя. — Потом нашли: с рук, в Алматы, за 300 тысяч тенге. Согласитесь, недешево. В итоге нам удалось купить за гораздо более скромную сумму такую коляску для двойни, где посередине не было перегородки, и мы смогли использовать это свободное место для третьего ребенка.

Сейчас, безусловно, проще. Для прогулок нам уже не нужна коляска. Однако процесс сборов никто не отменял. Обычно он завершается классической картиной: дети одеты, почти обуты, всем жарко и все бегают по комнатам в поисках одного потерявшегося ботинка. Находим. В самом неподходящем и непредсказуемом месте. И так каждый раз.

Самое обидное, что когда Булатхановы наконец выходят на улицу — они топчутся на месте и не знают чем заняться. В Солнечном нет парка, нет детских площадок, даже в песочницах «напряженка» с песком. Булатхановы говорят, что даже сегодня, в праздничные дни, нет ни одной наряженной на улице елки.

— Есть импровизированный каток. Его мальчишки сделали сами. Но он переходит в проезжую часть, то есть кататься там небезопасно, — рассказывает Катя. — Наши младшие ни разу не были в городских парках. Вроде и рядом областной центр, а добраться проблема. У нас есть машина, стандартная легковушка, рассчитанная на пять посадочных мест. А нас — восемь…

***

«Как вы с ними справляетесь?» Это второй по популярности вопрос, который Катя слышит в собственный адрес.

— У меня ведь нет выбора — справляться или не справляться. Мне кажется, любая мать это сможет. Что-то придумает, где-то как-то выкрутится, — говорит Екатерина. — Когда дети были младенцами, я кормила их из бутылочек. Они лежали на кровати, на боку, а я давала им бутылки. Детей трое, а рук у меня две, значит, под бутылочки нужно подложить свернутую пеленку: тогда молоко само будет течь под наклоном. Спать укладывала аналогично: никого не качала, все засыпали, лежа на кровати, с бутылкой и соской.

— Наверное, с младенцами было особенно тяжело?

— Мне кажется, сейчас сложнее, — улыбается Катя. — Ведь малыши лежат, пожэтому смотреть за ними проще. А теперь девочки даже усидеть не могут. Очень активные, шустрые. После обеда к ним присоединяются братья. Что тут начинается… Все, у кого есть несколько маленьких детей, поймут меня. Уследить за ними непросто. И с одним-то ребенком неизбежны синяки, падения, ушибы. А с шестью, представляете? Всякое бывало: язык прикусывали так, что приходилось врача вызывать, швы накладывали на переносицу мальчишкам, пальцы в дверях прищемляли, как без этого…

— В общем, поводов обратиться в больницу множество?

— Конечно. Когда начинается осень, открывается сезон простуд. Начинаются сопли-кашель по кругу, — рассказывает Катя. — Достаточно заболеть одному ребенку — и слягут все, с разницей в два — три дня. Вот это по-настоящему сложно. Даже страшно. Особенно, если разболеюсь я. Был у нас однажды аховый случай. Девчонки болели, но уже шли на поправку. И тут я сама подхватила вирус. Помню, лежала с температурой 40оС! Муж на работе, мама на смене. Помочь некому. Пришла к нам домой на осмотр педиатр Динара. Глянула на меня — и всё поняла. Она с моими девчонками тогда два часа просидела, ждала приезда «скорой». Врачи поставили мне укол, сбили температуру. И лишь когда педиатр удостоверилась, что мне правда стало легче, ушла от нас. Вот такая у нас была педиатр.

— А сейчас?

— Сейчас она работает где-то в другом месте. А у нас в селе детей теперь принимает гинеколог. Она и за педиатра, и за терапевта.

***

— У большой семьи — большие траты? Получаете какие-то деньги от государства?

— Да, десять тысяч тенге в месяц, — грустно улыбается Катя. — А траты — обычные, как в любой семье. Молоко, хлеб, мука, деньги на столовую детям — всё, как у всех. Только в больших объемах.

На два дня семья Булатхановых берет 10 литров молока. Четыре булки хлеба. Печенье, пряники в этой семье берут не килограммами — коробками. Мешка сахара 25 килограммов хватает обычно на месяц.

— Я часто пеку, — объясняет Катя. — Вот чего уходит рекордно много, так это стирального порошка! Большой девятикилограммовой упаковки хватает на месяц. У нас бесконечная стирка: взрослые вещи, детские, постельное белье, опять детская одежда, полотенца… Неудивительно, что за электричество мы в месяц платим пять — шесть тысяч тенге.

Вещей в квартире Булатхановых много. А вот свободного места не хватает. Мальчики вместе с отцом спят на диванах в зале. В спальне — Катя с четырьмя дочками, там у них одна широкая и одна двухъярусная кровать. Шкаф поставить уже некуда. Одежда и обувь родителей «живут» на закрытом застекленном балконе.

***

Телевизор в семье Булатхановых тоже работает часто. И кажется, что чем больше детей — тем более «сказочными» становятся условия жизни.

— Мы не смотрим передачи о политике. Нам редко удается послушать даже новости. В нашем доме — постоянные мультики! — смеется Катя Булатханова. — В каком-то плане это даже хорошо. У нас нет повода всерьез размышлять о том, почему в нашем поселке нет детсада и не предвидится. Почему летом родители детей сами складываются и в песочницы завозят песок. Сами красят жалкие остатки дворовых конструкций. Никто и никогда не считал денег, затраченных на это. Так же как никто не считает денег на подарки.

— Мы всегда, на любой праздник, если покупаем кому-то игрушку — значит, берем игрушки всем. По-другому не получается, — добавляет Ринат. — Новый год — не исключение. У детей должен быть праздник, сказка.

— Деда Мороза, правда, мы ни разу домой не приглашали. Даже не знаю, поедет ли он к нам? — пожимает плечами Катя. — И дело не только в расстоянии от города. А еще и в том, что в наших детях легко запутаться! В глазах начинает не просто двоиться, ТРОИТЬСЯ!

Ирина Краскова

Просмотров: