Включите JavaScript в настройках браузера.
Выберите режим
17 декабря 2023
Сейчас читают:

Почему Казахстан не может обеспечить себя молоком?

Почему Казахстан не может обеспечить себя молоком?

Скотоводство исторически было главной отраслью хозяйства у казахов. Однако сегодня сложилась парадоксальная ситуация, когда Казахстан завозит из-за рубежа не только молочные продукты, но и сырое молоко. Возможно ли поднять молочную отрасль, опираясь на фальшивую статистику? Почему сельскому хозяйству не хватает кадров? Выгодно ли фермерам совершенствовать породы скота? Эти и другие острые вопросы были поставлены 8 декабря 2023 года в Усть-Каменогорске на выездном заседании Комитета по аграрным вопросам Мажилиса Парламента Республики Казахстан.

Дутая цифра?

Если верить официальной статистике, сегодня в Казахстане производится 6 миллионов 300 тысяч тонн молока в год. При этом объём рынка в стране составляет 5 миллионов 645 тысяч тонн. Казалось бы, производство должно с лихвой покрывать все потребности. Казахстан мог бы экспортировать до 60 тысяч тонн сыра в год. Однако на деле он завозит ежегодно 35 тысяч тонн этого продукта. Минсельхоз признаёт, что в переработку идёт только 30 процентов всего производимого молока. Закономерен вопрос: куда девается всё остальное?

Ответ неутешителен. По мнению экспертов, эти цифры существуют только на бумаге. Республиканская палата по молочным и комбинированным породам КРС считает, что реально производится всего 3,97 миллиона тонн.

В будущем году Минсельхоз собирается расширять производство за счёт строительства 65 крупных молочно-товарных ферм. В 2025 году должно появиться ещё 50. Планируется увеличить производство сырого товарного молока на 373 тысячи тонн. При этом Казахстан ввозит, по официальным данным, 573 тысячи тонн товарного молока. Сейчас страна обеспечивает себя менее чем на 30 процентов. В планах министерства снизить импортозависимость до десяти процентов. Для расширения производства Минсельхоз намеревается привлечь к финансированию банки второго уровня и средства из Единого накопительного пенсионного фонда. Однако эксперты опасаются, что это не даст должного эффекта, поскольку программа опирается на кривую статистику.

— По поголовью скота данные разнятся, — признает вице-министр сельского хозяйства Ербол Тасжуреков. — Это в целом искажает наши подходы. Все параметры будут пересмотрены. Мы уйдём от навязывания больших индикаторов по тому или иному направлению.

Вне игры?

Однако пока правительство планирует увеличивать количество крупных молочно-товарных ферм, за пределами рынка может оказаться всё молоко, которое идёт из личных подсобных хозяйств.

— С 1 февраля 2025 года на уровне ЕАЭС ожидается введение новых технических регламентов по молоку, — напоминает председатель комитета по аграрным вопросам Серик Егизбаев. — Там написано, что не подлежит переработке молоко ручной дойки. На долю крупных молочных ферм у нас приходится всего 5,5 процента. Порядка 20 процентов — это средние фермерские хозяйства, а 70 процентов — с подворий. Буквально через год мы не будем знать, что делать с этим молоком.

Уже два раза по просьбе Казахстана введение новых регламентов откладывалось. Едва ли это получится сделать в третий раз. Встаёт резонный вопрос: что будет с животноводством в стране буквально через год? Не придётся ли крестьянам пускать скотину под нож, поскольку молоко у них больше не будут принимать в переработку? А как быть с такими традиционными продуктами, как курт, технология производства которого не вписывается ни в какие регламенты? И за счёт чего будут жить жители отдалённых аулов, которые, как и их предки, до сих пор кормятся за счёт скота? Сегодня животноводство Казахстана в подавляющем большинстве мелкотоварное. Через год оно может стать попросту натуральным, если крестьяне станут производить ровно столько, сколько нужно, чтобы выжить самим. Тогда зависимость нашего рынка от импорта станет и вовсе критической.

— Нужно уходить от ручного доения и переходить к механизации дойки, — отвечает вице-министр сельского хозяйства. — Для этого мы предусмотрели субсидии. Аппарат стоит от 300 тысяч тенге. Из них 150 тысяч мы готовы платить, чтобы простимулировать переход. Чтобы крестьянин был полноценным участником бизнес-процессов, мы готовы взять часть его затрат. Но другого пути нет. Это международная прак­тика.

В качестве выхода Минсельхоз предлагает фермерам брать кредиты под 2,5 процента по проекту «Ауыл аманаты». Однако участники совещания озвучивали и другое решение. По их мнению, необходимо защитить внутренний рынок и интересы собственных производителей за счёт ужесточения таможенных барьеров. Представитель международной консалтинговой компании «Dairy Global Experts» Александр Валебный привёл пример Украины, которой также пришлось защищать свой рынок, когда после подписания договора о Евроассоциации туда хлынул поток дешёвых продуктов из Евросоюза. В числе предложений украинского эксперта был запрет на импорт сырого молока и продукции, которая аналогична производимой в стране, но стоит на десять процентов дешевле.

Кадры решают?

Животноводы называют условия, при которых растёт производство молока, «формулой 4К»: кадры, коровы, кормление, климат. Подготовка кадров для сельского хозяйства остро стоит по всей стране. Знания аульных детей не позволяют им набрать пороговый уровень ЕНТ, а городские ребята, выигравшие гранты, не хотят ехать в село.

— Сельское хозяйство — не высокооплачиваемая и непрестижная отрасль, — констатирует генеральный директор ТОО «Опытное хозяйство масличных культур» Фарид Абитаев. — Министерство науки и высшего образования создало новую программу по прикладному бакалавриату. Мы набрали 22 человека из своих сотрудников и начали обучать в ВКТУ имени Д. Серикбаева. Совместно разработали программу «Цифровые агротехнологии». Но есть недоработки на уровне министерства. Диплом прикладного бакалавриата не признаётся магистратурой и так далее. Надо это решать.

По мнению участников совещания, при подготовке животноводов необходимо дуальное обучение, чтобы студент не менее трёх дней учебной недели проводил на ферме, умел задавать корма, доить и убирать навоз. Пока многие выпускники сельскохозяйственных вузов знают меньше, чем доярки.

Главным якорем для молодого специалиста на селе является жильё. Но и здесь государственные мужи не нашли общего языка с бизнесменами.

— Министерство строительства субсидировало строительство жилья для молодых специалистов работодателями, — рассказывает Серик Егизбаев. — Люди поверили, построили комфортабельное жильё в чистовой отделке. Министерство говорило, что будет субсидировать 50 процентов. И тут же принимает норматив о том, что стоимость квадратного метра жилья при строительстве в сельской местности — не более 100 тысяч тенге. Это раньше из самана строили. Теперь это минимум газобетон, практически все материалы везут из областных центров. Документально подтверждается, что стоимость жилья выходит в районе 250 тысяч тенге за квадратный метр. Но министерство выплатит только 50 тысяч тенге. Опять наш фермер остаётся наедине со своими финансовыми проблемами.

Убрать барьеры

Парламентарии не зря выбрали ВКО для проведения выездного совещания. На многие вопросы, которые остро стоят сегодня перед молочным животноводством, в нашей области нашли ответы на практике. Генеральный директор ТОО «ОХМК» назвал несколько подходов, которые в перспективе способны снизить себестоимость товарного молока и повысить его качество.

— Каждая корова может дать больше молока, если её правильно кормить, — поясняет Фарид Кумашевич. — Есть роботизированные решения. Это позволяет убрать ошибку человеческого фактора. Далее идёт роботизация и управление комфортом в коровнике. Всё это, конечно, приводит к удорожанию молочно-товарной фермы. Но позволяет эффективно управлять производством, оцифровать его. Квалифицированный специалист может онлайн консультировать пять - десять ферм. Это одновременно решает проблему нехватки кадров.

Опыт ТОО «ОХМК» показал также, что правильное роботизированное корм­ление реально снижает расходы на ветеринарные препараты, поскольку животные меньше болеют. Свои соображения имеются в хозяйстве и по поводу производства кормов. Но они тоже требуют законодательного решения.

— За две-три недели весеннего паводка основной объём накопленной зимой влаги уходит в наши реки, — констатирует Фарид Абитаев. — В советское время строили плотины по задержанию паводковой воды. Сегодня мы столкнулись с ужесточением требований к строительству водоёмов до 10 миллионов кубов. Оно приравнено к строительству гидроэлектростанций. Само проектирование объекта доходит до 100 миллиардов тенге. Надо снизить порог для хозяйствующих субъектов, которые хотят построить эти плотины.

Ещё одним фактором, позволяющим снижать себестоимость производимого молока, является разведение высокопродуктивных пород скота. В подавляющем большинстве он едет к нам из-за границы. В ТОО «ОХМК» предпочитают завозить из-за рубежа семенной материал и оплодотворять собственных коров. Это выходит значительно дешевле, к тому же препятствует экспорту скрытых болезней.

Однако и здесь тоже существует неожиданный барь­ер. Минсельхоз охотнее субсидирует покупку заграничного скота, чем совершенствование собственных пород. Видимо, в министерстве опасаются, что хозяйства будут попросту перекупать коров друг у друга.

— Сегодня наши фермеры фактически не занимаются племенной работой, — признаёт исполнительный директор Республиканской палаты по молочным и комбинированным породам КРС Азамат Сагинбаев. — Местные фермеры, занимающиеся разведением, столкнулись с трудностями реализации. Хотя этот скот лучше, чем завезённый. Но за счёт разницы субсидий бизнес выбирает европейского поставщика. Мы предлагаем уравнять субсидии на местный скот и заграничный.

Отдача будет?

Выездное заседание парламентского комитета выдалось бурным и поставило целый ряд больных вопросов. Помимо проблем с производством молока, существуют и барьеры на пути его реализации. Часто фермеры попросту не могут сдать то, что надоили.

— Цепочка от производства молока до переработки и реализации не должна разрываться, — считает генеральный директор ТОО «Восток-Молоко» Сейлжан Сайлаубаев. — Если завод принял молоко, он отвечает за его качество. У нас очень низкая рентабельность. Живём за счёт субсидий. Наш аграрный сектор должен быть настроен на экспорт. На производство сыра, масла, сухого молока, потому что это можно хранить и перевозить. Без этого сектор не поднимется. Качество будет уже потом.

Вопрос о государственной поддержке производителей ставили практически все участники совещания. Субсидировать требуется расходы на корма, особенно в нынешнем году, когда проблемы усугубила засуха. Транспортные расходы при казахстанских необъятных расстояниях также влетают производителям в копеечку. Субсидии же постоянно запаздывают, и фермеры работают в долг с мая по декабрь. У Минсельхоза на этот счёт своя точка зрения.

— Государство должно получать эффект, — считает вице-министр сельского хозяйства Ербол Тасжуреков. — Как долго мы сможем вас поддерживать? Сельское хозяйство мы должны рассматривать не в качестве социальной отрасли, как образование или здравоохранение, а как сектор экономики. Бизнес должен сказать, какие меры нам принять и как скоро мы начнём видеть отдачу.

Целый ряд вполне конкретных предложений был озвучен в ходе выездного совещания. Преимущество такого формата разговора в том, что в онлайн-режиме в нём приняли участие все регионы. Все предложения пойдут непосредственно в Парламент. Ведь многие пороги на пути молочных рек можно убрать на уровне законодательства.

Ирина Плотникова

Срочная справка

Новые вакансии

Также читайте

Самое читаемое

За 3 дня
За 7 дней
За 30 дней