RSS

Обратная связь

2 сентября 2018, 11:00

Отрицая неизбежность

— Наверное, правду говорят, что люди связаны друг с другом, — говорит Лиля. — Я четко вижу, что чем сильнее и лучше становлюсь я — тем лучше Даше
Фото: из личного архива Лилии Косихиной

При первом же взгляде на эту молодую женщину создается впечатление перед нами сильный человек. Успешный, жизнерадостный и самое главное уверенный в себе. Нельзя даже представить, через что пришлось пройти тридцатилетней Лилии Косихиной. Страшный диагноз единственной дочери перевернул все в жизни Лили. Разбитая любовь, разочарование в близких, чувство бессилия и смирение с судьбой... Как после всех этих бед стать человеком, который буквально вдохновляет окружающих? Именно об этом Лилия рассказала корреспонденту YK-news.kz.

Я была полна страхом...

Как и большинство печальных историй, наша начинается с любви. Официантка и таксист... Пылкое чувство восемнадцатилетней девчонки быстро переросло в желание быть вместе навсегда. Три года пролетели как один день. А затем у молодой пары родилась дочь. Родители не могли нарадоваться маленькой Даше. Девочка быстро росла и развивалась. И ничто не предвещало беды...

В тот день все шло, как обычно. Даше был уже год и восемь месяцев. Она весело бегала по комнате, отец был на работе, а Лилия занималась домашними делами.

— Все случилось моментально, — вспоминает Лиля, едва сдерживая слезы. — Даша вдруг упала на пол и начала биться в конвульсиях. Все ее тело чернело на глазах. Я просто не знала, что делать. Я была напугана. Пытаясь набрать телефонный номер, я не попадала по кнопкам. В конце концов я просто встала с ней на руках посреди комнаты и начала кричать.

На крик прибежали соседи. В состоянии шока Лиля смогла сказать им лишь одну фразу: "Мой ребенок умер..."

Даша осталась жива. Девочке оказали первую помощь и передали подоспевшим врачам "скорой". Всю следующую неделю Лиля провела без сна в областном ЦМиРе. Поддерживая себя кофе и энергетиком, женщина несколько суток не сводила глаз со своей малышки.

— Приступы у Даши продолжались изо дня в день, — говорит она. — Я просто не могла закрыть глаза. Постоянно боялась, что никто кроме меня не поможет дочери. Одна медсестра попыталась успокоить меня. Сказала, что я научусь с этим жить. Это не укладывалось в голове. Тогда я думала, что вот-вот, еще чуть-чуть — и все пройдет. Но кошмар только начинался...

К сожалению, уже тогда супруг не пришел Лиле на помощь. На просьбы побыть с дочкой хоть одну ночь он отвечал отказом. Как говорит сама наша героиня — в тот момент она даже не задумывалась об этом. Мысли о предательстве не появлялось. Переживаний хватало и без этого.

Кошмар продолжается

Не в силах поставить точный диагноз специалисты ЦМиРа решили отправить Дашу на обследование в Алматы. Были подготовлены необходимые документы и санитарный самолет. За сутки до вылета в Алматы на поезде выехал и отец Даши. Лиля садилась в самолет с надеждой, что ситуация улучшится, а встретила лишь новое испытание.

Вместе с сопровождающим врачом из ЦМиРа Назым наши герои прибыли в клинику, где Дашу должны были осмотреть. Именно тут и вскрылась роковая ошибка. На выписке из ЦМиРа стояла надпись: был контакт с ветряной оспой. Этого оказалось достаточно, чтобы отказать в госпитализации.

— Да, я помню — перед самым вылетом к нам в палату положили девочку с ветрянкой, — вспоминает Лиля. — Ее быстро изолировали, но, похоже, зараза распространилась. Уже позже Даша тоже заболела. И я до сих пор не понимаю, почему, зная, как на это отреагируют, нас отправили в Алматы?

Супруг еще не доехал, и Лиля осталась одна в чужом городе, с ребенком, у которого в любой момент мог начаться припадок. Помощь пришла от сотрудницы ЦМиРа Назым. Она смогла договориться с медицинским общежитием о ночлеге до утра. Затем женщины отправились в аптеку. Даше нужны были лекарства на случай приступа. Но на руках не было рецептов. Показав все свои документы и свидетельства, Назым упросила фармацевта продать всего одну ампулу. Ночь они провели, дежуря попеременно. К счастью, приступа у Даши не случилось, и утром Лиля встретилась с мужем.

Тогда — в Алматы — могло показаться, что супруг наконец-то осознал происходящее и решил помочь жене и дочери. Договорился с больницей, чтобы там помогли в случае приступа, нашел гостиницу, дежурил по ночам, давая жене выспаться. И вот родители прислали Лиле обратные билеты. Впереди было еще три месяца в ЦМиРе, ветрянка, инфекционная палата и второй полет в Алматы. Даше смогли поставить диагноз и назначили лечение. Но через все это Лиля проходила уже одна.

Брак продержался еще два года. Лиля хотела жить со своими родителями, надеясь на дополнительную поддержку, но муж отказался наотрез. Попытка пожить со свекровью тоже не увенчалась успехом. Пришлось искать собственное жилье.

Все это время Лилия заново училась быть мамой. Мамой тяжелобольного  ребенка. После первых же приступов Даша перестала разговаривать. Утратила самые элементарные навыки. Не могла ходить, жевать, глотать. Благо приступы стали случаться реже — раз в две недели. Лиля не покладая рук делала все возможное для своей малышки. Делала одна.

— Муж как-будто просто существовал в поле зрения, — вспоминает наша героиня. — Все шло к логическому завершению...

Сама так сама

Разойдясь с мужем, Лилия поселилась у своих родителей. Больше года она буквально не отходила от дочери, находясь в постоянной тревоге за Дашу и изредка рыдая в подушку... Единственной отдушиной были редкие прогулки на автомобиле по ночному городу.

— Я давно сама вожу машину, — поясняет Лилия. — В такие моменты я чувствовала, что ухожу от всех своих проблем. Просто я, звездное небо и дорога. Это давало сил войти в новый день.

Изменения в жизни начались в конце 2014 года. Сестра Лилии тогда работала в одном из городских СПА-салонов. На предприятии как раз уволилась вечерняя уборщица, и нашей героине предложили выйти на недельку на подмену. Согласилась — нужда в деньгах была постоянная.

— Мама приходила с работы, я оставляла Дашу и ехала в салон, — вспоминает Лиля. — Это было как глоток воздуха. Наконец-то что-то свое, что-то новое. И неважно, что это всего лишь работа уборщицы. Именно тогда я стала понимать, что жизнь не закончилась. Что и дальше оставаясь дома, я просто похороню себя заживо.

Лиля осталась работать на постоянной основе. Скоро мама вышла на пенсию — стало полегче. Подруга Юля, которая работала в салоне мастером по депиляции, вдруг предложила обучить Лилю.

— Чего ты такая молодая, красивая и полы моешь? — спросила девушка. — Давай научу тебя, будешь подружкам делать, руку набьешь, денег заработаешь.

Девушка с радостью ухватилась за новую возможность. Около года она делала депиляцию "для своих". А потом Юля уехала жить в другой город, и Лиле предложили ее место.

Примерно в то же время наша героиня встретила и новую любовь. Владислав до сих пор рядом с Лилей. Поддержка и опора в невзгодах, которой не стал Дашин отец. Она вспоминает, как искала, что бы подарить любимому на Новый год.

— Я думала: у него же все есть, — говорит девушка. — Ну что я могу ему предложить со своими копейками? И пришла к выводу, что нужно сделать что-то своими руками. Купила бисера, ленточек и сплела браслет.

Первая поделка выросла в захватывающее хобби. Браслеты, серьги, ремешки. В изделиях Лили стали ходить все ее подруги. Постепенно стали интересоваться и клиенты салона. Увлечение стало приносить доход. Лиля освоила работу с кожей. И сегодня обладателям ее ремней и сумочек можно только позавидовать.

— Это приносит доход, и неплохой, — добавляет Лиля. — Но для меня это все-таки хобби. Форма творчества. Источник вдохновения и энергии. Главное направление развития для меня — это моя работа. Я не устаю совершенствоваться в этом.

Сейчас на стене кабинета красуется множество свидетельств и сертификатов. Лилия — не только мастер высокого класса, но и преподаватель по шугарингу. Среди ее клиентов — немало богатых и известных устькаменогорцев.

Все встает на свои места: успешная карьера, творческое увлечение, любимый мужчина... Тревожит лишь болезнь дочери. Во взгляде нашей героини все еще можно уловить ощущение непоправимой беды... Но там же живут и надежда, и гордость за себя и своего ребенка.

— Наверное, правду говорят, что люди связаны друг с другом, — говорит Лиля. — Я четко вижу, что чем сильнее и лучше становлюсь я — тем лучше Даше. Приступов не было уже давно. Я нашла средства свозить ее на лечение за границу. Она делает успехи. Уже говорит первые слова: "мама" и "баба". Я, конечно, понимаю, что чудес не бывает и болезнь, скорее всего, останется навсегда. Но я знаю, что делаю все возможное и что Даше от этого только лучше.

Бывший муж полностью утратил связь с семьей. Лилия по своей воле не подавала в суд на алименты. Сама так сама...

История Лилии Косихиной — одна из сотен подобных. К сожалению, в наш век детские неврологические заболевания — не редкость. Сотни семей разбиваются о проблемы, и сотни матерей кладут себя на алтарь этой беды. Кто-то ломается сразу, кто-то сгорает потихоньку, а кто-то, как Лиля, находит в себе силы стать лучше, жить дальше и развиваться. Понимают, что счастье близких возможно построить, лишь будучи счастливой самой. Именно поэтому сегодня мы рассказали об этой молодой женщине. С людей, которые самим своим существованием отрицают неизбежность, действительно стоит брать пример.

Владимир Землянский

Просмотров: