RSS

Обратная связь

Любовь без национальности: как живут межэтнические семьи Усть-Каменогорска

Он — смуглый кареглазый казах, она — голубоглазая блондинка с типичной славянской внешностью. Такие контрастные пары сегодня не редкость. Им вслед смотрят с удивлением, сомнением, восхищением. И это несмотря на то, что в нашей стране рагсы ежегодно регистрируют тысячи смешанных пар, решивших создать семью. О том, как живут эти семьи, как в них соединяются разные традиции, обычаи и даже религии, узнавал корреспондент YK-news.kz. Счастливые пары своим примером доказывают: любовь не имеет национальности.

Умение договориться. На любом языке

Дархан и Виктория Мукамгалиевы вместе уже восемь лет. У них двое сыновей — Мади и Муса, младшему всего четыре месяца. Они говорят, что ничем особо не отличаются от других родителей. Ведь в их окружении каждая вторая семья друзей и родственников — интернациональная.


 Семья Мукамгалиевых: Дархан, Виктория и старший сын Мади. Младший Муса пока слишком мал для фотоссесий

У нас перед глазами примеров межэтнических семей — очень и очень много. Наверное, подобное к подобному притягивается, — с улыбкой говорит Виктория. — Хотя в каждой конкретной семье вопросы разных традиций, религий, даже разных языков решаются по-разному.

Дархан и Вика трудятся в одной структуре, здесь и познакомились. Тот год, когда молодые люди решили связать себя узами браками, был очень напряженным. Ребята буквально жили на работе. Поэтому они выбрали самый оптимальный на тот момент вариант — расписались в рагсе, а вечером вместе с родителями пошли в ресторан. Вопрос, какую делать свадьбу — русскую или казахскую — даже не стоял.

Ни моя мама, ни родители Дархана не были против наших отношений. Они очень быстро нашли между собой общий язык, — вспоминает Вика. — Я не имею в виду — русский или казахский — я говорю про язык уважения. Они сейчас прекрасно ладят и с удовольствием поздравляют друга друга и с Рождеством, и с Курбан айтом.

Виктория знает, что в некоторых смешанных семьях вопрос вероисповедания ставится жестко. Если невеста другой национальности, то родители будущего мужа иногда требуют, чтобы девушка до официального брака приняла религию супруга.

В нашей семье такого не было, — продолжает Виктория. — Родители Дархана — очень мудрые люди. Свекровь, наоборот, сказала мне так: "Я считаю, нельзя заставлять, принуждать к смене религии. Если ты, Вика, когда-то решишь прийти в ислам, мы, конечно, тебя поддержим. Но это должен быть твой личный выбор".

Виктория осталась православной. На Пасху она красит яйца и печет булочки. И Дархан, и его родители с удовольствием дегустируют пасхальные куличи. Да, они мусульмане, но уважают другие религии.

Если я скажу, что хочу поехать в храм, муж отнесется к этому спокойно. Если свободен в этот день, даже сам отвезет и подождет меня в машине. Как-то раз с нами вместе поехал старший сын, Мади: они вместе с папой ждали меня на улице, гуляли возле храма и кормили голубей.

Виктория Мукамгалиева к чужой религии тоже относится уважительно. Она была во всех мечетях Усть-Каменогорска.

Это было во время первой и второй беременностей. Когда я носила под сердцем сыновей, мне казалось правильным, чтобы они "впитывали", ощущали благодать священного места. Поскольку у нас в семье две религии, я, когда была в положении, ходила и в церковь, и в мечеть.

В первый раз решиться на это было непросто. Виктория помнит, как боялась и смущалась заходить в мечеть. Она ничего не знала: куда идти, что делать.

Меня встретили очень приветливо. Дали платок на голову. Сопроводили, показали, куда сесть, — вспоминает Вика. — Мне улыбались. И ничего не спрашивали. Я поняла, что боялась напрасно, и впоследствии побывала во всех мечетях Усть-Каменогорска.

Мади, старший сын Виктории и Дархана, говорит на двух языках. С аташкой и апашкой внук разговаривает исключительно по-казахски. Вместе с сыном подтянула государственный язык и Вика. Сейчас она уже понимает казахскую речь и на бытовом уровне может спокойно общаться. Младшего сына она тоже будет учить двум языкам.

Я всегда считала и продолжаю считать, что дети должны не только носить фамилию отца, но и взять его национальность и вероисповедание. Поэтому, конечно, в документах сыновей в графе "национальность" написано "казах", — говорит Виктория. — И да, наши мальчики будут мусульманами. Старший, Мади, вместе с отцом посещает мечеть. Младший, Муса, пока совсем маленький. В нашей семье вопрос религий мы решили таким вот образом. В разных семьях, возможно, ситуации выглядят по-разному. Тут главное — сесть, поговорить, обсудить все возможные спорные моменты, в том числе и с родителями. Мирно, спокойно. Я думаю, что традиция договариваться куда важнее, чем просто русские, казахские или, к примеру, татарские традиции. Например, в нашей семье мы решили, что младшему сыну дадим фамилию в честь имени отца мужа. Я стараюсь соблюдать все казахские обычаи по рождению и воспитанию сыновей. Если в смешанном браке уметь договариваться, такой брак будет в десятки раз крепче союзов, где муж и жена одной национальности, но они не слышат друг друга.

Такая другая жизнь

У Тамары и Темирлана не было классической казахской свадьбы с сопутствующим тоем. Они скромно расписались в рагсе, положив начало совместной жизни. В их союзе причудливым образом переплетаются две разные культуры.


Тамара, Темирлан и их дочь Адалия

Нас с Темирланом познакомили друзья, хотя до этого мы уже виделись в городе и даже сталкивались пару раз в автобусе. Его сложно было не заметить, он ходил с "хаером" и огромными белыми наушниками. А после того как нас представили друг другу официально, муж стал моим учителем по танцам. Вместе мы посещали зал, который арендовали ребята из его компании, и разучивали движения. Так и началась наша дружба, — вспоминает собеседница. — Три года мы были просто друзьями. Потом еще три года встречались. А потом поженились.

На вопрос о том, взяла ли Тамара фамилию мужа, русская келинка отвечает отрицательно.

Нет, оставила свою — Шумихина. А у мужа фамилия Токтаргали. Но я приняла решение не менять фамилию задолго до того, как познакомилась с Темирланом. Во время учебы в университете я прошла через сложный и длительный процесс оформления документации на дом. И если бы я сменила фамилию, пришлось бы переделывать все бумаги. К такому я не была готова. Но у дочки фамилия отца. И записана она на казахский манер — Адалия Темирланкызы.

Молодая женщина рассказала о том, как в их межнациональной семье решились религиозные вопросы.

Моя бабушка действительно придерживается традиционных взглядов и является человеком верующим, но папа и мама ее позицию по большей части не разделили. А вот у мужа традиционная и верующая семья. Его родители ходят в мечеть, отмечают религиозные праздники, делают бата (религиозная традиция, благословение — прим. редакции). Мы с Темирланом атеисты. Возможно, это пошло от мужа. Я поняла, что атеистка, когда не стало мамы. Не знаю, верила ли до этого... Но когда встретилась с Тимой, окончательно убедилась в том, что эта позиция (атеизм — прим. редакции) мне наиболее близка, — поясняет Тома.

Супруги с удовольствием отмечают традиционные и религиозные праздники, правда, без соответствующего подтекста. В Пасху у них на столе появляются крашеные яйца, которые гордо соседствуют с ароматным бешбармаком. Как считает сама Тамара, лично для нее все это идет из детства и связано с добрыми воспоминаниями. Такие же воспоминания она хочет подарить своей дочке Адалии. Успела русская келинка полюбить и те праздники, которые в ее жизни появились недавно: с удовольствием отмечает Курбан айт и Наурыз.

Но из казахских праздников дома проводим только Наурыз, устраивая настоящее застолье, — уточнила Тома. — Остальные даты встречаем на тое у родственников.

Однако перед вступлением в семейную жизнь Тамара серьезно переживала по поводу разницы менталитетов. Сейчас вспоминает об этом исключительно со смехом:

Боялась, что меня поднимут в пять утра и заставят наливать келин-чай.

На деле ее страхи не оправдались.

Родители супруга прекрасно понимают, что я не воспитана в подобных традициях, что я человек из другого мира. Они уважают и принимают это. Также и мы с мужем, являясь атеистами и людьми относительно свободных взглядов, отдаем дань уважения устоям. Когда свекры делают бата, мы тоже складываем ладони. Кстати, мы никогда не ругаемся с родителями на почве разных взглядов. Мы с мужем не навязываем им свою точку зрения, а они не навязывают нам свою.

Тома, вопреки популярным мифам, не сидит дома под зорким надзором мужа и свекрови. Ее свободу совершенно не ограничивают. Но при этом молодая мама не позволяет себе ходить в коротких шортах, юбках и платьях, когда домой приходят родители мужа, гости или родственники. Как объяснила Тамара, для нее это проявление уважения к старшим и традициям.

На вопрос о том, как на разнонациональный союз реагируют друзья и родственники, собеседница тоже ответила без тени грусти:

"На самом деле, никто ни разу не отговаривал и не высказывался в негативном ключе. А вот после свадьбы друзья часто интересовались тем, каково мне быть казахской келинкой. Интересуются до сих пор. Я отвечаю, что мне повезло со свекрами, поэтому прекрасно. Отчасти действительно считаю себя келинкой. Я ведь все равно помогаю свекрам, во время застолья принимаю участие в подготовке. Да, я не хожу в платке. При этом я часть семьи и уже прикипела ко всем".

Особенной разницы менталитетов в условиях совместного быта с мужем Тома не замечает. В ее семье все поровну: и посуду мыть, и порядок наводить. Только вот чай ей пришлось учиться наливать по-особенному: сначала молоко, а потом заварка.

Для казахов очень важно, чтобы чай был вкусным и красивым. Еще в казахских семьях любят тесто, приготовленное вручную. Мои свекры гордятся, когда я сама пеку булочки и баурсаки. И если выпечка получается пышной, все радуются, — поясняет Тамара.

Муж и свекры русской келинки не любят супы, но с удовольствием едят домашний борщ. А вот во время празднеств в этой межнациональной семье королем стола становится бешбармак. Тамара особенно любит это блюдо потому, что оно сытное, вкусное и легко готовится. Также ее покорило национальное блюдо под названием "казы". А вот муж ее страсти к этому яству не разделяет. Такой интересный культурный обмен произошел в семье.

Вопрос с изучением языков Тамара решает совместно с родными людьми:

Адалия знает русский язык только потому, что мне так удобно. Я не смогу разговаривать с ней на казахском. Но семья мужа очень хочет, чтобы она говорила и на казахском языке. Я, кстати, тоже хочу. Поэтому мы думаем отдать ее в казахский садик.

По поводу того, возникают ли переживания относительно национальной идентичности ребенка, Тамара отвечает кратко и просто:

В документах у нее национальность вообще не прописана. Насколько я понимаю, сегодня национальность и не пишут. А в жизни Адалия в первую очередь человек. Я уверена, что у нее не будет проблем в жизни и обществе. Даже сейчас, в два года, у нее много друзей.

Ну а невестам, которые собираются вступать в смешанный брак, улыбчивая русская келинка посоветовала заранее изучить традиции и как можно больше разузнать у избранника о будущей свекрови и особенно подчеркнула.

При этом девушка должна принять свекровь как свою маму. И тогда к невестке в казахской семье на самом деле будут относиться как к дочери.

Секреты счастья

Жаннат Козыгулова — голубоглазая казашка. Многие уверены, что эта светловолосая красивая девушка — русская. "Муж у нее казах, потому и фамилия соответствующая", — думают окружающие.

Но имя у девушки — тоже совсем не славянское. И казахский язык Жаннат прекрасно знает.

Часто бываю в общественных местах и слышу, как меня негромко обсуждают. На казахском. Думают, я не понимаю их речь, — улыбается Жаннат. — А я не только понимаю, но еще и жестко ответить могу! Моя мама украинка, а папа — казах. Поэтому у меня еще до замужества была казахская фамилия. Я вообще искренне считаю себя казашкой. С признаками славянской внешности.

Мама Жаннат, Оксана Закарьянова, с Дальнего Востока. Папа, Талгат Закарьянов, из села Маканчи Урджарского района ВКО.

Они познакомились в 1984 году. Талгат Закарьянов был военным, он приехал служить на Дальний Восток.

В небольшом городке Зея жила моя мама: там родители и встретились, — рассказывает Жаннат. — Маме тогда было всего 18. Молодая, красивая. Все потенциальные женихи были в шоке (говоря современным языком), почему первая красавица выбрала в мужья казахского джигита. Полюбила. Надо сказать, что и папа был красавцем: темноволосым подтянутым офицером.

Мама не знала казахского, а папа тогда еще плохо говорил на русском. Но это их любви не мешало. Мамина семья довольно легко согласилась на зятя другой национальности, а вот папины родители были категорически против. Они говорили: если женишься на русской — к нам даже не приезжай! Мой отец свой выбор не изменил. Деньги на свадьбу дал папин брат.

В Казахстан мои родители приехали только через несколько лет после свадьбы. У них уже родился сын, мой старший брат Данияр. И самое интересное, что потом папины родственники маму приняли! А бабушка вообще всей душой полюбила свою русскую невестку. Все родные ее очень уважают. А папины друзья говорят, что мама наливает чай лучше любой казашки!

Жаннат привыкла к смешению традиций. Она с детства ела и борщ, и бешбармак с баурсаками. На Айт резали барана, на Пасху красили яйца. Это было в порядке вещей и так остается до сих пор. Что касается вопросов веры, Жаннат объясняет: "Родители мне говорили так: Бог един. И не нужно ни с кем спорить по поводу религий".

Точно так же Жаннат и ее муж, Алмас Козыгулов, скажут своим детям. Хотя в их семье одна общая религия — ислам. Но спорить на этот счет они ни с кем не будут.

У них двое сыновей: старший, Эмирлан, с большими карими глазами, а младший, Демир, как и Жанна, голубоглазый. Не зря, видимо, говорят, что в смешанных семьях рождаются очень красивые дети.


 Жаннат и Алмас Козыгуловы с детьми

Они не только красивые, но и умные! — улыбается Жанна. — В свои четыре года Эмирлан складывает в уме двузначные цифры. И мечтает попасть на программу Первого канала "Лучше всех". Хочет поехать в Россию? Пусть старается, учится — и вперед! Если сыновья решат выбрать себе в жены представительниц другой национальности — пожалуйста! Хоть японок, хоть китаянок! Мы с мужем не будем против. Как говорится, главное — чтобы человек был хороший. Бывает, что коренные казахи через год разводятся. А в смешанных браках люди живут вместе всю жизнь. Посмотрите на моих родителей: они 35 лет любят друг друга!

У Жаннат публичная деятельность. Она блогер (@energy_mom_), регулярно выкладывает в Инстаграм фотографии — свои и своей семьи. Негативных комментариев по поводу внешности и смешения национальностей не боится. Она на них просто не отвечает.

Я казашка, по документам и состоянию души. Хотя у меня светлая кожа с веснушками. Голубые глаза и русые волосы. Я очень уважаю свою национальность и язык. Спокойно говорю и на русском, и на казахском. Что для меня значит интернациональная семья? Это СЧАСТЛИВАЯ семья.

Ирина Краскова, Елизавета Седых
Фото из личного архива семьи Мукамгалиевых, Тамары Шумихиной и семьи Козыгуловых

Просмотров: