Обратная связь

17 марта 2018, 10:32

Химическая кастрация педофилов — эффективное решение или популистский жест?

Сексуальное насилие в отношении детей — острая для Казахстана проблема. Число осужденных за подобные преступления в ВКО только за 2017 год выросло практически вдвое. За сухой статистикой — десятки покалеченных детских судеб. Структуры, уполномоченные защищать несовершеннолетних, как и большинство казахстанцев, долгое время настаивают: давно пора вводить кардинальные меры. С 1 января в Казахстане разрешена процедура химической кастрации педофилов. Однако нововведение вызвало немало споров. Юристы подвергают сомнению целесообразность этой меры. Неоднозначна и позиция медицины. Корреспондент YK-news.kz выяснял: даст ли процедура ожидаемый эффект в борьбе с педофилией или это лишь иллюзия решения проблемы?

Педофилия процветает

В 2017 году уполномоченный по правам ребенка в Казахстане, депутат Мажилиса РК Загипа Балиева озвучила шокирующие данные.

Наша справка
В 2017 году в ВКО, по данным областного суда, за действия сексуального характера с детьми и подростками, не достигшими шестнадцатилетнего возраста, осуждены 23 человека (против 12 в 2016 году).

— За девять месяцев 2017 года в сравнении с аналогичным периодом 2016 года произошел рост преступлений в отношении несовершеннолетних: изнасилований — от 100 случаев до 133, насильственных действий сексуального характера — с 83 случаев до 108. Факт остается фактом — педофилия в стране процветает, — заключила мажилисвумен.

Законотворцы снова заговорили о химической кастрации и отметили, что неплохо бы уже начать ее практиковать. К слову, правила применения этой процедуры разрабатывались в Казахстане с 2015 года.

И вот — свершилось. С января 2018 года химическую кастрацию в Казахстане разрешено применять по решению суда. Поясним, что данный вид воздействия грозит только лицам старше 18 лет, которых признают виновным в преступлениях против половой неприкосновенности детей после 1 января текущего года. Тех, кто уже отбывает наказание, новая мера не коснется.

Кому прописано

Давайте посмотрим, как это должно выглядеть на практике.

Закон определяет химическую кастрацию как принудительную меру медицинского характера — прием лекарственных препаратов, снижающих половое влечение. Их назначают для предупреждения срывов лицам, страдающим расстройствами сексуального предпочтения, — другими словами тем, кого непреодолимо тянет к детям.

Назначает химическую кастрацию суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы. Она проводится за полгода до освобождения осужденного. Сотрудники Центра судебной экспертизы Минюста РК должны будут определить у него наличие психических отклонений и склонность к насилию (агрессия зачастую проявляется при высоком уровне тестостерона).

Для борьбы с либидо преступников выбрали препарат ципротерон. Его будут вводить внутримышечными инъекциями каждые 10 — 15 дней все шесть месяцев до дня освобождения заключённого. Контролировать процесс должно МВД через Комитет уголовно-исполнительной системы.

Не оставят педофилов в покое и после выхода на свободу. Процедуру химической кастрации могут продлевать каждые полгода. Курс уколов ципротерона вчерашний сиделец должен получить амбулаторно по месту жительства. Надзор за посещением врача обязана обеспечить полиция в рамках административного надзора.

— В подавляющем большинстве случаев химическая кастрация достигнет своей цели, она максимально снизит вероятность рецидива, — утверждает главный врач областного психоневрологического диспансера Мирхат Мукушев. — Понижение уровня тестостерона влечет за собой не просто подавление половой функции. Исчезает сексуальное влечение вообще. Попутно снижается агрессия, поведение становится в корне иным. Находясь в заключении, человек будет принимать препарат как минимум полгода, а к этому времени он просто не захочет что-то менять.

Что ж, относительно эффективности препарата остается уповать на заверения профессионалов. Вот только химическая кастрация вряд ли может быть применена как способ борьбы с педофилами — по той простой причине, что далеко не все растлители детей таковыми являются.

Не педофил он, а гораздо хуже!

Уголовный кодекс РК называет химическую кастрацию формой принудительного лечения. Но от чего? Международный классификатор болезней Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) включает в себя понятие педофилии. Вот только утвержденные правила применения химической кастрации не ссылаются ни на классификатор ВОЗ, ни на иные медицинские документы или исследования.

Специалисты и вовсе просят ограничить применение термина "педофил", поскольку это некорректно с медицинской точки зрения.

— Надо четко понимать, что есть педофил — больной человек с расстройством психики, и есть подонок, желавший удовлетворить свою похоть здесь и сейчас, — поясняет Мирхат Мукушев. — Последних большинство, но называть их педофилами неверно — у них нет такого диагноза. Это здоровые люди, переступившие грань. Часто надругательство совершается в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. А ребенок... с ним просто легче справиться.

Вы не поверите, но как раз этому контингенту — насильникам и садистам, надругавшимся над детьми, — химическая кастрация не угрожает. Согласно правилам, она назначается для предупреждения непреодолимого сексуального влечения. Но практика показывает, что в местах лишения свободы, в окружении недружелюбных мужчин, способных дать отпор, у подобных людей такого состояния просто не наступает.

— Клинический педофил ни на кого не нападает. Он действует лаской и обаянием, стремится наладить дружественное общение с ребенком. Некоторые могут совсем не вступать в половой контакт, довольствуясь созерцанием и прикосновением, — рассказывает главврач ПНД. — Эти люди и на свободе ведут себя абсолютно не агрессивно. Что уж говорить о тюрьме, где нет раздражающих факторов — детей. Там они просто примерные граждане. По этой причине педофилов освобождали условно-досрочно. До 2015 года, когда это наконец отменили.

Подведем итог. Химическая кастрация грозит только единицам — клиническим педофилам, а к остальным преступникам, коих подавляющее большинство, не применима. Будем честны: при таком раскладе эта мера не приведет к улучшению ситуации.

Другие методы

Следует отметить, что в 2018 году на проведение химической кастрации государство выделило более 9,5 миллиона тенге. Эти деньги стоило бы потратить на другие цели, считают многие специалисты. Например, на изучение психического состояния заключенных, а также людей, которые склонны к применению насилия. Работать с ними должны психотерапевты. В нашем довольно агрессивном обществе вообще нужно активно продвигать тренд, что обращаться к психиатру не стыдно. Стыдно молчать и звереть.

Эту позицию разделяет Мирхат Мукушев. По его мнению, всегда есть стадия, на которой человек осознает, что с его психикой что-то не так, и желает разобраться со своими демонами. Именно на этом этапе и должна проводиться активная профилактическая работа. Сейчас обстоятельства таковы, что человеку просто некуда обратиться за помощью.

По мнению специалистов, внимание государства в первую очередь стоит сосредоточивать на работе с семьями. Ведь статистика показывает, что сексуальное насилие над детьми в Казахстане чаще совершают не чужие, а близкие люди, родственники: дяди, двоюродные братья, зятья, отчимы и даже отцы. Более того, эти факты годами скрываются. Многим наказать насильника мешают стереотипы сознания: страх потерять мужа (чаще отчима ребенку), разрушить семью и нежелание выносить сор из избы.

— Говоря о химической кастрации, многие ставят Казахстан в один ряд с развитыми странами, где процедура уже внедрена. Но при этом забывается, что в них первое место в борьбе с насилием над детьми отведено не полиции, а психологу и социальному работнику, — отмечает профессор психологии, сертифицированный специалист ЮНИСЕФ Ирина Мацкевич.

Мировая практика показывает, что в качестве защиты детей от сексуальной агрессии наиболее эффективны три вещи. Открытое оповещение соседей, что рядом живет осужденный за этот вид преступлений. Постоянный надзор за этим человеком, в том числе с помощью электронных браслетов, позволяющих отслеживать его перемещения. Молниеносная рассылка сообщений на телефоны всех жителей округи в случае пропажи ребенка — когда у всех есть смартфоны, похитителю трудно остаться незамеченным.

Есть и четвертая мера — физическое оскопление. Звучит экстремально, да и при нынешнем уровне ведения следствия и отправления правосудия в Казахстане применять его просто страшно. Однако в Чехии число рецидивов после введения этой меры упало до нуля.

В тему

Очень важная часть работы по предотвращению сексуального насилия — контроль за поведением бывших осужденных. Ведь они не на Луну улетят после освобождения. Однако практика показывает, что у нас даже правоохранители не всегда в курсе, где находится подучетный контингент. Так, зыряновцев недавно взволновала информация, что полицейские потеряли следы горожанина, состоящего на учёте как педофил. Судя по всему, этот человек должен был приходить в РОВД отмечаться, но он этого не делает.

За разъяснениями мы обратились в Зыряновский РОВД. Стражи правопорядка ответили, что, возможно, мужчина, о котором идет речь, в Зыряновск вовсе не приезжал.

— Гражданин Мохонов в Зыряновском РОВД с 2015 года состоит на учете по категории "Педофил", — сообщил на официальный запрос заместитель начальника Зыряновского РОВД Ержан Сергазин. — Сведений, что данный гражданин после освобождения из мест лишения свободы приехал в город Зыряновск, не имеется.

Тем не менее у полицейских есть повод ожидать возвращения отбывшего срок за педофилию в горняцкий город. Покидая колонию, мужчина в графе "Место убытия" указал Зыряновск.

— В настоящее время его местонахождение неизвестно, — добавил Ержан Батырканович. — Сотрудниками органов внутренних дел ведутся оперативно-разыскные мероприятия по установлению местонахождения подучетного лица.

Господин Сергазин отметил, что все полицейские области держат данное дело на контроле и постараются установить, где находится разыскиваемый.

Владимир Землянский, Екатерина Тамбовцева

Просмотров: