Обратная связь

7 апреля 2018, 10:07

Кто несёт ответственность за отсутствие в области морфина и трамадола?

Раковые больные в Восточном Казахстане с начала 2018 года не обеспечиваются обезболивающими. На днях в ВКО поступило некоторое количество доз морфина. Эти лекарства собирали в экстренном порядке по всей республике. Но это только временное решение проблемы. В самом лучшем случае наркотические средства начнут нормально поступать только к середине мая. Пока наверху решают бюрократические вопросы, люди звонят в редакцию и рыдают от боли.

Терминальная стадия

О том, что переживают раковые больные на так называемой «терминальной стадии», здоровые люди могут только догадываться. Каково это — испытывать адские муки каждую минуту своей жизни. День за днём. Ночь за ночью. Месяц за месяцем.

Ольга Михайловна Василенко страдает раком кости шесть лет. В 2016 году ей уже выписывали морфин, потом состояние больной позволило временно отказаться от наркотиков. Но с начала нынешнего года боль стала уже невыносимой. А получить морфин пациентка не могла более двух месяцев.

Больные в терминальной стадии чаще всего лежат дома. Как пояснил главный терапевт Усть-Каменогорска Клавдия Ким, онкодиспансер передаёт таких пациентов под наблюдение участкового врача и медсестры. Которые не могут облегчить страдания людей, потому что дать им наркотическое обезболивание с начала нынешнего года они не в силах.

Тендер без конца

Мы попытались понять, как могла сложиться чудовищная ситуация с поставками морфина в область. Почему никто не занимался этим до начала апреля? Ведь с января 2018 года выдачей всех бесплатных лекарств больным ведает единый поставщик — специальная государственная структура «СК-Фармация». Она принимает заявки и завозит требуемые препараты, которые больные получают в специальных аптечных пунктах при своей поликлинике.

Пресс-секретарь «СК-Фармация» Инкар Мирьякупова пояснила нам, что система так и работает. За одним исключением. Заниматься поставкой наркотических средств единый поставщик не имеет права. Эта единственная услуга, которую «СК-Фармация» вынуждена закупать у частных фармацевтических компаний.

Для хранения наркотических веществ нужны специально оборудованные склады. Только при этом условии фармкомпания получает лицензию на реализацию наркотиков. У «СК-Фармации» таких складов нет. Она вынуждена объявлять конкурс между теми фирмами, у которых лицензия есть.

Так неужели единый поставщик до сих пор не провёл тендер и не определил, какая компания будет отпускать больным ВКО наркотики? Вы не поверите. «СК-Фармация» объявляет конкурс на эту услугу в шестой раз. И до сих пор не нашлось компании, которая удовлетворила бы всем требованиям.

Фирма-банкрот и её нерадивая «дочка»

А теперь мы расскажем вам страшную сказку о том, почему в нашу область до сих пор никто не поставляет обезболивающие. Итак, жили-были в ВКО три сестры, три фармацевтические компании. Старшая сестра — серьёзная фирма «Медсервис» — специализируется на поставках наркотических средств для стационаров. Разрешения на отпуск обезболивающего через розничную сеть у фирмы нет. Средняя — фирма «Ромат» — имела и нужные склады, и лицензию, и пятнадцатилетнюю историю на фармацевтическом рынке. Потому в последние годы именно эта компания выигрывала тендеры на поставку наркотиков в нашу область. У младшей сестры — фирмы «Асфарм» — лицензия тоже есть, но поставляла наркотики не она.

— В начале 2017 года был вскрыт ценовой сговор, в котором участвовал «Ромат», — рассказал директор ТОО «Асфарм» Зауре Кошербаева. — На имущество компании наложили арест, отобрали аптеки и склады. А тендер на поставку морфина к тому времени уже прошёл. Победитель оказался банкротом и не мог выполнять свои обязательства. Руководство «Ромата» обратилось ко мне, чтобы мы хранили наркотики на наших складах и отпускали через наши аптеки. Так вышли из положения в прошлом году. Потом они создали дочернюю структуру «Ромата» — «Арфан-фарм». Именно она пошла на тендер этого года, не имея никакого опыта работы, не подготовив все необходимые документы. Но не могут же её признать победителем только за то, что она на конкурс явилась. Два или три раза заявки «Арфана» были отклонены. А потом фирма и вовсе приняла решение не участвовать в дальнейших конкурсах.

С разрешения ООН

То, что дочерняя фирма без опыта работы на фармацевтическом рынке может сорвать поставки, должен был спрогнозировать облздрав — уверенно заявляет директор «Асфарма». По словам Зауре Кошербаевой, областное управление здравоохранения было обязано также учесть, что в начале года всегда возникают перебои с поставками наркотиков. Это связано с международной практикой контроля за распространением наркотических веществ.

Организация Объединённых Наций ежегодно выдаёт всем странам квоты на легальное использование наркотиков в медицинских целях. Только к 25 марта эта квота попадает в МВД РК. И после этого единственный отечественный производитель наркотических средств получает право отпускать их со склада фирмам-поставщикам. Зная об этом, фармацевтические компании в декабре выбирают четрех-пятимесячную норму, чтобы обезболивающих хватило пациентам до получения нового разрешения.

Но в 2017 году с фармацевтического рынка ушёл «Ромат», а его преемник «Арфан-фарм» не стал создавать запас на первый квартал 2018 года. «Медсервис» же, как обычно, получил все необходимые препараты для стационаров и ничего сверх потребности. О том, что может возникнуть острый дефицит морфина, отпускаемого амбулаторным больным через аптеки, никто не задумался.

— В декабре уволили весь отдел лекарственного обеспечения облздрава, — говорит Зауре Кошербаева. — Этими вопросами просто некому стало заниматься. Марат Шоранов (руководитель областного управления здравоохранения — прим. редакции) вообще отмахнулся: мол, теперь это проблемы «СК-Фармации». Но ведь руководитель облздрава есть, заместитель есть. Всё это время ни один государственный стул не пустовал. Как допустили, чтобы больные остались без лекарств?

С миру по нитке

Руководитель областного управления здравоохранения Марат Шоранов дал свои разъяснения по этому поводу журналистам на брифинге 30 марта:

— С начала года у нас начались определенные перебои с обеспечением онкологических больных так называемой «IV клинической группы». В области у нас таких пациентов в целом 173. Из них 43 нуждаются в постоянном применении наркотических средств. На период перебоев все пациенты были обеспечены обезболивающим через отделения паллиативной помощи в онкологических диспансерах. А те, кто проживает в районах, получали морфин через дневные стационары центральных районных больниц. Проблемы были, но мы оперативно реагируем на каждое обращение.

Неясно, правда, как сочетается с этим успокоительным заявлением история Ольги Василенко. Эта пациентка прикреплена к семейно-врачебной амбулатории «Денсаулык». Исполняющая обязанности старшего врача амбулатории Куралай Нургазиева сообщила, что разрешение на выписку наркотических препаратов было получено только с 30 марта. До этого пациентам выдавали кетотоп и трамадол, которые этой больной уже не помогают. Вопрос о наркотике для Ольги Михайловны решался до 3 апреля.

Между тем, Марат Едигеевич рапортовал, что в область доставлено 250 доз морфина и около 5000 доз трамадола. Откуда взялись обезболивающие до проведения конкурса на их поставку, нам рассказала директор «Асфарма» Зауре Кошербаева:

— У «Медсервиса» есть филиалы в каждой области. В конце года эти филиалы выбирают необходимые объёмы наркотических средств для стационаров. Учитывая, что до начала поставок остался всего один месяц, каждая область из своих запасов, созданных в больницах, выделила по несколько упаковок морфина для филиала в Восточном Казахстане. Всего получилось 250 доз. Только к 30 марта решился вопрос об их доставке к нам.

Становится ясно, что приход этих лекарств в область — не решение проблемы, а экстренная мера. Для наших больных морфин собирала вся республика. Окончательно вопрос с поставками обезболивающих может решить только тендер. 15 марта руководство «СК-Фармации» попросило выйти на него ТОО «Асфарм». Конкурс пройдёт 10 апреля, его итоги будут подводиться до конца месяца. Тем временем 43 больных должны поделить между собой 250 доз морфина. Это 5,81 дозы на каждого. Хватит ли лекарства всем? Хватит ли их на месяц? Пройдёт ли конкурс благополучно, или заявка «Асфарма» тоже будет отклонена?

К сожалению, вопросов до сих пор больше, чем ответов.

Ирина Плотникова

P.S. Когда материал был готов к публикации, мы позвонили Ольге Василенко. Третьего апреля ей, наконец, сделали укол морфия. В эту ночь она впервые нормально спала.

Просмотров: