Обратная связь

5 сентября 2017, 13:00

Как в ВКО исправляют бывших сидельцев

Фото: Ольга Серова

В Казахстане весомая часть преступлений совершается теми, кто уже преступал закон. Недавняя амнистия добавляет беспокойства: не ждет ли нас новый всплеск преступности? Это особенно актуально для Усть-Каменогорска, вокруг которого сосредоточено пять исправительных учреждений. В ВКО сейчас на учете в службе пробации состоят 2500 человек, недавно покинувших колонии или осужденных, но оставленных на свободе. Госорганы всерьез заинтересованы, чтобы эти люди снова не вернулись за решетку — для них действует программа реабилитации и социализации. Корреспондент YK-news.kz выяснил, кому в Усть-Каменогорске интересны бывшие заключенные.

Зачем возиться с зэками?

В ОО "Антарес А", которое специализируется на помощи бывшим заключенным, на этот вопрос отвечают так: чтобы нам безопасно жилось. Здесь ведут своеобразную статистику — подсчитывают число несостоявшихся потерпевших. Мол, если бывший вор год воздерживается от своего прежнего занятия, это обеспечивает спокойную жизнь 10 — 12 семьям.

Наша справка
В ВКО расположены 12 исправительных учреждений:
3 колонии-поселения,
2 колонии общего режима,
6 колоний строгого режима,
1 женская колония.

Офис "Антарес А" недавно открылся на улице Казахстан, 99. Люди, желающие после отбытия наказания начать новую жизнь, приходят сюда с надеждой восстановить документы, найти работу, да и просто получить поддержку на первых порах. Сотрудники организации уверены: если человек начнет работать и жить как порядочный гражданин, он больше не вернется на преступный путь. Надо лишь немного ему в этом помочь.

Основное — это получить прописку, без нее человек лишен практически всех государственных услуг. Также стараются устроить подопечных на работу или курсы обучения профессии. Объясняют, по каким инстанциям надо ходить, чтобы добыть ту или иную бумагу. Учитывая, что люди, проведя определенный срок за решеткой, на воле теряются, сотрудники "Антарес А" зачастую сами их сопровождают.

— Бывает, что человек совершенно не ориентируется, — говорит соцработник "Антарес А" Владимир Кеберле, который сам полжизни провел за решеткой. — Не понимает, что такое, к примеру, ЦОН и что там нужно делать. Приходится брать его за руку, все показывать и объяснять.

— Те вещи, которые для нас кажутся легкими, иных людей могут вогнать в ступор, — подтверждает слова коллеги глава организации Виктор Дак. — Например, человек просто может не понять, что ему говорят, если это сказано не человеческим языком, а канцелярским. "Вам нужен пакет документов" — и он в ступоре, хотя у него этот пакет в кармане.

180 тенге на жизнь

В "Антарес А" не считают своих подопечных "белыми и пушистыми". Но они отбыли наказание, и нет смысла подвергать их новым испытаниям.

— В Усть-Каменогорске при освобождении из колонии человеку дают всего 180 тенге — два раза проехать на автобусе, — говорит Виктор Дак. — Даже если он в колонии работал и есть накопления, эти деньги выплачиваются только спустя время. А между тем по закону гражданин должен в кратчайшие сроки встать на учет в органы внутренних дел. Для этого нужно посетить семь государственных учреждений и потратить на платные справки, по нашим подсчетам, порядка 6000 тенге. Это если все в порядке с пропиской и прочими документами.

Случаются и подлинные казусы. В "Антарес А" рассказали историю одной из подопечных. Женщина отсидела длительный срок за особо тяжкое преступление. Когда она покинула колонию, не был погашен моральный ущерб потерпевшим, она хотела устроиться на работу и выплатить эту сумму.

— Исправительное учреждение располагало реквизитами пострадавшей семьи — им отправляли часть заработка осужденной. При освобождении она пыталась получить эти сведения, чтобы продолжать выплаты. Но ей было предложено самой найти потерпевших и договориться, как она будет погашать ущерб, — рассказывает Виктор Дак. — И никто не учел, что было совершено особо тяжкое преступление и ни у потерпевших, ни у самой женщины нет желания встречаться. Благодаря оказанной юридической поддержке вопрос решился. С нашей помощью она окончила курсы вождения и сейчас работает в такси.

По данным общественного объединения, при их содействии 13 человек с судимостью получили права и устроились работать водителями, 11 — отучились на газоэлектросварщика, более 20 оформили прописку. Так что, согласно статистике центра, примерно за 500 усть-каменогорских семей можно не волноваться — им ничто не угрожает.

Михаил Потапов

Просмотров: