Обратная связь

17 февраля 2018, 17:48

В Усть-Каменогорске женщина-кузнец мечтает открыть свою кузницу и кафе для детей-инвалидов

В кузнечном деле Светлане помогает супруг Александр. Единственное, что она ему не доверяет — это цветы

Светлана Кошелева — единственная в Восточном Казахстане женщина-кузнец. 44-летняя мастерица может выковать практически любое металлоизделие. Причем Светлана всё выполняет вручную. Кузнечное дело для горожанки — любимое занятие и единственный способ заработать. Из-за дочери, у которой синдром Дауна, женщина вынуждена постоянно находиться дома.  

Нетипичный кузнец...

— Да, я совсем нетипичный кузнец! — смеется Светлана Кошелева. — Даже в моем представлении кузнец — это суровый дядька с длинной бородой, как мой дед, которому я обязана своим умением.

В детстве Светлана постоянно пропадала у дедушки.  

— Я была рыжая-рыжая. Дед ласково называл меня "моё солнышко", "моя рыжманка", — вспоминает собеседница.  

Девочку завораживал огонь, в котором кузнец нагревал металл. Сырье становилось податливым, и ему можно было придать практически любую форму.  

...и нетипичная мама

Ковкой Светлана с супругом Александром Мостовым занялись в один из сложных для их семьи периодов. Нужно было как-то зарабатывать деньги, но обязательно делать это дома: в семье растет дочка с синдромом Дауна, и мама 19-летней Алины вынуждена постоянно находиться рядом с ней.  

— Мы жили тогда в селе в Кокпектинском районе, к нам в гости из России приехал мой дядя, тоже кузнец. Разговорились про кузнечное дело, я заикнулась, что тоже хотела бы освоить это ремесло, и родственник меня поддержал: "Света, а почему бы и нет? Азы ты постигла еще подростком, а руку набьешь", — рассказывает Светлана. — Дядя обещал мне помогать советом. Так мы с мужем сделали свой первый горн, а молотки мне по наследству достались. Руки действительно всё вспомнили...

Светлана всю ночь не спала — не могла отойти от горна. Вообще ей часто приходится жертвовать сном, чтобы справляться с заботами.

— Алина — это мой двигатель, всеми своими начинаниями я обязана ей, — с улыбкой говорит Светлана Кошелева. — Впрочем, семья у меня большая. Внуков вот надо поднимать.

Видя мое недоумение, собеседница поясняет:

— У меня есть еще одна дочка — Танюшка. Это жена моего племянника, который бросил ее с двумя детьми. Сейчас мальчишкам четыре года и шесть лет. Таня из детского дома, ей просто некуда пойти. Одно время я хотела удочерить ребенка из детского дома. Почти так и произошло. Я у Тани в телефоне так и записана — "Мамуля".

Борьба за выживание

Светлана Кошелева не понаслышке знает, как это тяжело — остаться одной с ребенком на руках. Когда родилась Алина, супруг бросил Свету со словами: "У меня не может родиться ребенок-инвалид". Единственной опорой молодой женщине стала ее мама, которая тоже в свое время пережила предательство супруга.  

— Бог им судья, — без злобы говорит Светлана.  

Конец 1990-х годов. На заводе керамики, где работала мама Светы, зарплату задерживали. Даже декретные выплаты Светлана получила, только когда Алине было почти три года.

— Не знаю, как мы в то время выжили, — вспоминает собеседница. — Денег катастрофически не хватало. Мама приходила с ночной смены, и я шла мыть подъезды. Жили мы тогда в двухкомнатной квартире, скопился большой долг за коммунальные услуги.

Женщины решили, что им нужно перебраться в жилье "попроще". Выбор пал на квартиру поменьше в другом районе города, с печным отоплением. Переехали. Погасили долг за коммуналку. Не так-то просто оказалось жить в многоэтажке и таскать наверх уголь, дрова... Но позже Светлана была только рада переезду.  

Счастливы вместе  

Александр Мостовой жил в соседнем доме.  

— Он целый год пытался со мной познакомиться, просил друзей, общих знакомых, — с улыбкой рассказывает Светлана. — Саша часто видел меня во дворе, а я, честно говоря, даже не обращала на него внимания.  

Но робкого Александра после знакомства со Светой как подменили! Мужчина тут же явился к матери возлюбленной и заявил, что намерен жениться на Светлане.  

— Однажды я прихожу домой, а вещей моих нет! — смеется Светлана Кошелева. — Оказывается, в мое отсутствие приехал Саша, собрал мои вещи и перевез к себе. Мама ему сказала: "Забирай, лишь бы она была счастлива!"

Дочке Светланы Алине было тогда полтора года.  

— Саша очень любит Алину и никогда ее не обижает, — говорит женщина. — Он вообще у меня положительный. Не пьет и не курит. А я вот только недавно курить бросила. Когда Алина была маленькой, очень тяжело было. Девчонки-подружки посоветовали: закури, мол, легче станет... Легче не стало, а привычка осталась.

Как будто в подтверждение маминых слов Алина, посмотрев в окно, с тревогой спрашивает:

— Где папа? Ночь на дворе...  

И жестами интересуется, получит ли папа деньги. Если получит, то купит Алине кока-колу. И мяч.  

Понимаю, что в семье и сейчас не лучшее материальное положение.  

— Вот так за две недели мы с Сашей и решили нашу судьбу, — продолжает Светлана. — Наверное, так и рождаются крепкие семьи. А не так, как мы с отцом Алины — дружили-дружили, а потом в один миг стала ему не нужна...

Очередное новоселье

Семья только недавно переехала в Усть-Каменогорск из Кокпектинского района. Несколько лет назад им пришлось перебраться в сельскую местность, потому что в загазованном городе у Алины ухудшилось состояние здоровья.  

— У дочки серьезные нарушения внутренних органов, и волосы на голове не растут в принципе, — делится женщина. — Одно время у Алины был очень низкий гемоглобин, вплоть до того, что врачи подозревали белокровие. Это борьба изо дня в день. Ночью встаешь и слушаешь: дышит ребенок или нет?

На окраине города Светлана и Александр купили небольшой дачный домик. Понемногу его обустраивают, утепляют. На ремонт уходит пенсия бабушки, на выплату кредита — пособие Алины.  

— Моя мама тоже живет с нами. Сейчас она практически потеряла зрение, так что за ней тоже нужен постоянный уход, — отмечает собеседница.

В более чем скромной обстановке в доме бросаются в глаза кованые изделия, собственноручно сделанные хозяевами: стулья, полки, столик, кровать.

"Люди нас сторонились"

В областной центр семья вернулась по семейным обстоятельствам. Из Кокпекты Светлана уезжала с тяжелым сердцем. Ей не удалось реализовать там свою мечту.

— При поддержке психоаналитической Ассоциации Казахстана, по их франшизе в 2016 году в райцентре мы открыли "Training cafe". Это заведение, в котором мамы вместе с ребятишками-инвалидами могли бы работать вместе, — поясняет Светлана Кошелева. — Такая деятельность стала бы для детей социальной реабилитацией.  

Однако кафе проработало всего полгода. В заведении просто не было посетителей.  

— Люди нас сторонились, — признается Светлана. — Мы надеялись, что ситуация изменится, каждый день готовили еду, я сама пекла, но всё впустую. Чтобы наш труд не пропадал даром, я попросила в отделе соцзащиты список малоимущих сельчан, чтобы кормить их обедами бесплатно.  

Естественно, ни о какой прибыли от кафе не могло быть и речи. Единственное, что пользовалось спросом — это выпечка. Светлана вставала в три часа ночи, заводила тесто, пекла, а утром отправлялась по школам, больницам, другим учреждениям и продавала свою продукцию.  

— Я надеялась, что к такому виду благотворительности подключатся и другие владельцы заведений общепита, но все смотрели на меня как на умалишенную, — говорит Светлана Кошелева. — Когда в семье есть ребенок-инвалид, действительно смотришь на мир немного иначе.

С "Training cafe" у Алины связаны самые светлые воспоминания. Услышав знакомое название, она тут же побежала в комнату за фотографиями. Вот Алина с друзьями танцует, тут они поют...

— В кафе мы часто проводили праздники для детей, которые посещали местный реабилитационный центр, — рассказывает Светлана. — Это был такой небольшой островок радости, надежды. Кафе стало для ребят местом, где они могли оторваться! Где дети были по-настоящему счастливы.  

Приехав в Усть-Каменогорск, Светлана обратилась к городским властям с предложением открыть подобное заведение.  

— Первое, о чем меня спросили: а вы уверены, что будете конкурентоспособны? Тогда я поняла, что мы говорим на разных языках.

Смотреть на мир иначе

Светлана мечтает, что когда-нибудь в Усть-Каменогорске все же появится заведение, где вместе работают инвалиды и здоровые люди.

— В Алматы ведь есть удачный опыт работы с детьми, у которых ментальные нарушения! — говорит Светлана Кошелева. — По-хорошему, это должно быть не только кафе, а кулинария и пекарня. Три в одном. Помните, как раньше было? Приходишь в кафе-кулинарию, а там есть всё: от салата до бисквитного рулета.

А еще Светлана мечтает о своей кузнице. В семье даже придумали название для семейного бизнеса — "Железная леди Востока".  

А пока это только мечты. Заказов у мастерицы практически нет. Но она уверена: это временно, люди обязательно оценят ее ручной труд.  

— Барышня-кузнец — это ж где такую еще найдете? — смеется Светлана Кошелева.

Елена Супрунова
Фото из личного архива Светланы Кошелевой

Просмотров: